КАРАУЛОВЩИНА — Символ власти и ЛЖИ

Как всё начиналось…

В трёх номерах газеты «Известия» (старые «Известия» №№ 99—101 от 3—5 июня 2008 г.) был опубликован пространный материал под названием «Сход-развал воров в законе» о том, что депутаты Государственной Думы якобы защищают опасных преступников, в частности Э.Сахнова, свивших «гнездо» в Хабаровском крае. Автор, Б.Резник, привёл леденящие душу факты. В публикациях была названа и фамилия В.Илюхина, который якобы направил в защиту воров 26 писем.

В ответ на его выпад против меня газета «Известия», надо отдать ей должное, 18 июня 2008 года опубликовала моё интервью, в нём я попытался расставить всё по своим местам. Но Резник, как говорится, вошел в раж, к тиражированию лжи подключился скандально известный тележурналист А.Караулов. Тогда мне ещё не было известно о всех побудительных мотивах публикаций Резника: о том, что его кабинет в Государственной Думе посещают «воры в законе» из Хабаровского края, о том, что в следственных и судебных протоколах мелькает фамилия Дмитрия Ишаева, сына губернатора края, о том, что власть региона была заинтересована «упрятать» одних воров и увести от ответственности других.

Караулов не только тиражировал заведомую ложь, но и усиливал её, распространяя в телепередачах свои домыслы. Он вдалбливал этот суррогат из реальных преступлений и циничного вымысла в сознание телезрителей. С декабря 2008-го по август 2009 года он посвятил мне 10 телепередач. Правда, получил иной результат — отторжение и отвращение как от них, так и от самого Караулова.

Я благодарен газете «Правда» за то, что она, не побоялась преследований и встала на мою защиту. С удовольствием воспроизвожу опубликованные в ней материалы по упомянутой теме.
А сейчас предлагаю вам, уважаемые читатели, моё первое интервью по «ворам в законе», опубликованное в газете «Известия»:

— Виктор Иванович, было бы интересно знать ваше мнение, есть ли в статьях Б.Резника правда и в чём она?

— Конечно, правда есть, но она так перемешана с ложью, что её достаточно сложно вычленить. Всё это происходит на фоне огульных обвинений, хлёстких фраз, абсолютно не имеющих под собой серьёзных доказательств для обобщающих выводов, которые делает автор публикаций.

Если глубоко и внимательно вчитываться в материалы, то возникает ощущение, что только один он прав во всём, он всё знает, он единственный неподкупный борец с преступностью. Все остальные, прикоснувшиеся к делу Сахнова, просто ничтожество. Поражает, с какой легкостью он навешивает на людей ярлыки. Здесь, пожалуй, журналистикой и не пахнет.
Автор приводит довольно много фамилий лиц из преступного мира, называет конкретные факты их деятельности, создавая у читателей абсолютную правдоподобность написанного. А потом неожиданно в эту схему вписывает мою фамилию или фамилии других депутатов, и тем самым иллюзия особенно при первом, да ещё беглом, прочтении становится реальностью: вот они — защитники воров.

В такой оценке я не одинок. Как следует из официального ответа Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ, опубликованном в тех же «Известиях» 18 июня 2008 года, Резник обнародовал информацию некорректную, не соответствующую действительности и расценивает публикацию «Сход-развал воров в законе» как очередную попытку автора вмешаться в деятельность следственных органов. Хочу особо подчеркнуть, что это очередное вмешательство, и мы ещё вернёмся к его причинам. А вмешательство потому, что Резник до вынесения приговора на всю страну объявил подсудимых виновниками в тяжких преступлениях. И своими публикациями вдалбливал это в сознание судей, всех хабаровчан. Мало того, что вдалбливал, он фактически предупредил суд: попробуйте их оправдать, я всех сотру в порошок своими выступлениями в печати, всех объявлю защитниками воров.
После такого ответа Следственного комитета Резник должен был бы и успокоиться, пересмотреть свою позицию, но не тут-то было. Он стал искать союзников.

— Кстати об авторе. Он вам известен?

— Да, конечно, бывший собкор «Известий» по Дальнему Востоку, а ныне депутат Государственной Думы Борис Резник. Он же заместитель председателя Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи. Всё это указано в заголовке к публикациям. Не хватает одного — он член депутатской фракции «Единая Россия». В нашем случае это весьма важно.

— Почему?

— Речь идёт о том, что после того, как фракция коммунистов в Госдуме не поддержала кандидатуру Путина на должность председателя российского правительства, а потом обратилась в Верховный Суд РФ с исковым заявлением об отмене результатов думских выборов 2007 года, на лидера партии, её ключевые фигуры обрушился поток информационной грязи, а если прямо говорить — лжи. Атаку начал на Г.Зюганова в стиле «гапоновщины» всё тот же Караулов. На экраны телевидения и на страницы газет опять вытащили замшелых, покрывшихся плесенью «демократов» и пещерных антикоммунистов.

В Госдуме на депутата, одновременно члена Президиума ЦК КПРФ В.Рашкина, собравшего огромное досье на коррупционеров, иных преступников из партии «Единая Россия», комиссия по мандатным вопросам и этике, в которой большинство «единороссов», завела разбирательство, его лишали даже слова на пленарных заседаниях. Затем прошлись по П.Романову, депутату, члену КПРФ, Н.Останиной, известному депутату и авторитетному первому секретарю Кемеровского обкома. А потом дошла очередь и до В.Илюхина. Мне не простили ещё и того, что я, в отличие от российских президентов, в том числе и Путина, поспешно принёсших извинения полякам, публично и настойчиво опровергаю версию о расстреле НКВД СССР летом 1940 года пленённых Красной Армией польских офицеров и полицейских. Я глубоко убеждён, что это дело рук фашистов, после того, как они летом-осенью 1941 года оккупировали Смоленскую область.

Не простили мне и моего обращения в марте 2008 года к председателю российского Правительства В.Зубкову по поводу недостатков в строительстве спортивных объектов в Сочи, бесконтрольного расходования государственных средств. Известно, что после этого был уволен руководитель объединения «Олимп-строй» С.Вайншток, был перекрыт канал к растаскиванию федеральных денег. Поэтому грязные, облыжные публикации в отношении коммунистов ещё будут.

За три последних года по делу Э.Сахнова и плачевному состоянию законности в Хабаровском крае в федеральные органы государственной власти обращались многие депутаты Госдумы, в том числе и из фракции «Единая Россия», но их фамилии не были упомянуты Резником ни в одной из публикаций. Это лишний раз подтверждает направленность, заказной характер статей. Но есть и ещё одна важная деталь. В сотом номере «Известий» от 4 июня 2008 года Резник откровенно пишет, что хабаровские «воры в законе» на развал их дела, по имеющейся у него информации, надо сказать высосанной из пальца, выделили более 300 млн. рублей. Дошли они якобы и до Москвы. Тогда возникает вопрос: до кого? Вот тут-то Резник и попал впросак. Назвать фамилии «единороссов», авторов писем, значит, бросить на них тень, а этого сотоварищи ему бы не простили. Поэтому о них гробовое молчание.

— Скажите, а вы лично знали тех, кого Резник называет в публикациях?

— Нет, не знал. Но ко мне приходят сотни, тысячи писем со всех концов России, ближнего и дальнего зарубежья. Люди просят о помощи, сообщают о произволе, который, к сожалению, укоренился в правоохранительных органах и в судебной системе. Ни одно письмо не оставляю без внимания, хотя на меня и моих помощников выпадает большая нагрузка. Многим удаётся помочь, отстоять справедливость и правду, но я не всесилен.

Если говорить о Хабаровском крае, то, на мой взгляд, это один из самых неблагополучных регионов в обеспечении законности, защиты людей. Пишут мне из него простые граждане, милиционеры, адвокаты, работники прокуратуры и т. д. Вспоминаю историю, произошедшую с заместителем прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска Т.Ламаш, которая не побоялась открыто, в том числе и в средствах массовой информации, заявить о серьёзных недостатках и нарушениях при надзоре за расследованием уголовных дел, допущенных краевой прокуратурой. Написала она о них и мне. Я срочно обратился в Генеральную прокуратуру. Реакция последовала незамедлительно. В край выехала бригада проверяющих. Факты подтвердились, а работники краевой прокуратуры понесли наказание. В частности, прокурору края объявили о неполном служебном соответствии. Всё это было при генпрокуроре В.Устинове. А как только его перевели на другую работу, то тут же наказанный прокурор края стал заместителем Генерального прокурора РФ. Потому рассчитывать на беспристрастную и объективную проверку в деятельности правоохранительных органов, прокуратуры и судов края уже не приходится. Речь идёт не столько о защите «чести мундира», сколько о боязни некоторых работников попасть на скамью подсудимых.

Приведу ещё пример. В феврале 2008 года ко мне поступило письмо от начальника следственного изолятора Комсомольска-на-Амуре А.Брябрина о том, что следователь прокуратуры города М.Лутковский, в производстве которого находилось уголовное дело по обвинению Э.Сахнова, предложил оперативным работникам изолятора спровоцировать массовые беспорядки среди арестованных, вовлечь в них Э.Сахнова, других лиц, а потом возбудить новое дело, чтобы иметь дополнительные доказательства их участия в преступной деятельности. У меня есть и копии рапортов начальника оперотдела изолятора майора А.Иванова, старшего оперуполномоченного капитана внутренней службы А.Макарова на имя А.Брябрина аналогичного содержания.

Всё это вызвало у меня большую тревогу и озабоченность. Если приведённые факты имели место, то в действиях следователя есть признаки должностного преступления. Срочно прошу Генеральную прокуратуру провести проверку. Через месяц получаю ответ, из которого следует, что прокуратура края в связи с заявлением А.Брябрина направила уточняющий запрос в адрес Управления федеральной службы по исполнению наказаний по Хабаровскому краю, которое сообщило: «информацию предложено считать недостоверной, не имеющей документального подтверждения и направленной в адрес прокуратуры ошибочно». В связи с изложенным, сообщает мне прокуратура, проверка по поступившему обращению не проводилась.
Как всё просто, нет «документального подтверждения», словно М.Лутковский должен был письменно изложить своё намерение об организации беспорядков в следственном изоляторе.

А разве рапорты начальника оперотдела, старшего оперуполномоченного, заявление начальника изолятора не являются таковым? Являются. И самое главное, проверку в отношении следователя прокуратуры может и должна была провести только прокуратура. А это значит — получить объяснение от Лутковского, оперативных работников изолятора, выполнить другие проверочные действия. Если оперативники правы, то Лутковский должен быть наказан. Если он не виновен, то за ложный донос следовало бы привлечь работников изолятора к ответственности. Ничего этого сделано не было, зато Лутковский стал заместителем прокурора города.

А вот Ламаш не повезло. Прокуратура края в ответ на её принципиальную мужественную позицию возбудила против неё уголовное дело, вынудив честного прокурора уйти с работы. Мне снова пришлось писать письма в её защиту. Наконец-то объективно разобрались и дело прекратили.

Вот почему я внимательно отношусь к письмам, приходящим из Хабаровского края. Мне не безразлична ситуация, сложившаяся в органах прокуратуры, в которых я сам проработал более 20 лет, в том числе и на руководящих постах в Генеральной прокуратуре Союза ССР.
Резник этого не может понять. Он не стал защищать Ламаш, других сотрудников прокуратуры края, необоснованно изгнанных из неё. Мне кажется, он никогда не спорил с властью, ему удобнее ходить по высоким кабинетам как в Генеральной прокуратуре, так и края, где ему подают «на блюдечке с золотой каёмочкой» мои письма, мои обращения, а он их по своему трактует, нередко искажая их смысл, спекулируя на неточностях в обращениях граждан.
Отмечу и просто журналистскую нечистоплотность и непорядочность Резника. Ведь сколько исписал бумаги и с определённым, я бы сказал, злорадством по поводу того, что отец Сахнова не лётчик-испытатель, а бог знает кто. Так глумиться над 80-летним человеком недостойно звания журналиста, а тем более депутата Госдумы. Отец Сахнова воевал, участвовал в испытаниях самолётов как инженер-техник. Но главное в том, что он обратился ко мне в защиту сына, ссылаясь на то, что не может найти правды в Хабаровском крае.

— Если исходить из публикаций Резника, то он хорошо знает преступный мир. Чем это вызвано?

— Вы правы, его публикации пещрят кличками «воров в законе», кто с кем дружил, какую роль в преступном сообществе выполнял, когда и как ушёл в мир иной. Надо полагать, что Резник пользуется оперативной информацией, правда, не всегда проверенной и не всегда достоверной.

К тому же, на мой взгляд, он сам вхож в преступный мир, а соперничающие и конфликтующие группировки используют его публикации в своих корыстных целях, в устранении друг друга. Выступления Резника, нередко появляющиеся до судебных решений, заранее формируют у жителей края, и не только у них, у судей, у присяжных мнение о виновности или невиновности людей, попадающих в сферу правоохранительных органов.

Что касается связей с «ворами в законе», то Резник сам не скрывает этого факта.
Ещё в декабре 2003 года в своём интервью корреспонденту «Известий» Владимиру Перекресту он восторженно отзывался о главном преступном авторитете Хабаровского края Е.Васине по кличке «Джем», с которым встречался, пил кофе, обсуждал вопросы. Благодарен ему за то, что тот оказал Резнику большую услугу и, может, спас того от расправы со стороны другого авторитета, В.Податева, который, по его мнению, внаглую занимался рэкетом, стал владельцем двух телевизионных компаний. Вот так и получается — один «хороший» авторитет, а другой «наглый». В этом и заключается смысл публикаций «правдолюба», «борца за справедливость».

Я ещё раз отмечаю, что Резник общался с преступниками, распивал с ними чаи, пользовался их услугами, а Илюхина объявил их защитником. Вот уже действительно с больной головы всё свалил на здоровую.

— Виктор Иванович, хотелось бы более подробно знать о деле Э.Сахнова. Почему оно привлекло ваше внимание?

— Ко мне поступило несколько обращений от адвокатов Э.Сахнова, его отца, который вновь написал мне письмо, но уже с негодованием по поводу публикации Резника. Они сообщали о незаконном, по их мнению, осуждению Э.Сахнова, о нарушениях и произволе работников правоохранительных органов. Просили оказать помощь в восстановлении справедливости, ибо сделать это в Хабаровском крае не могут. К обращениям были приложены копии приговора, обвинительного заключения, других процессуальных документов. Я их внимательно изучил, и у меня возникли большие сомнения в объективности решений следствия и судов. Поэтому я и направил несколько писем в Генеральную прокуратуру, Верховный Суд РФ с просьбой проверить изложенные в них факты и сообщить о принятых мерах. Обычная депутатская практика.

В Хабаровском крае, как потом мне стало известно, Э.Сахнов занимался торговым бизнесом, в том числе и автомобильным, причём достаточно успешно, имел связи с сыном губернатора. Это вызывало зависть у многих, стремление прибрать его бизнес к своим рукам.

Одновременно Э.Сахнов вёл большую благотворительную деятельность. Будучи православным, он помогал строить церковь, создал несколько спортивных подростковых клубов и содержал их. Вёл активную работу против распространения наркотиков, за что ему были благодарны многие родители детей, но что вызывало нескрываемое раздражение у наркодельцов.

Забрать у Э.Сахнова бизнес просто так было невозможно. В августе 2004 года, как следует из сообщения Генеральной прокуратуры РФ, на него было совершено покушение на убийство. На шоссе между Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре его автомобиль обстреляли, но цели не достигли. После этого, как считает он сам и адвокаты, в отношении его решили сфабриковать уголовное дело. И оно появилось в мае 2005 года. Поводом для его возбуждения послужило заявление Геннадия Масленникова о вымогательстве у него Э.Сахновым денег. А дальше всё закрутилось. Г.Масленников даёт «изобличающие» Э.Сахнова показания, следуют арест, обвинение и приговор.

Г.Масленников — не случайный в деле человек, в процессуальном отношении — потерпевший. Он — брат Юрия Масленникова, предпринимателя, в преступном мире имеет кличку «Краб». Э.Сахнов считает, что именно Ю.Масленников организовал на него покушение на убийство, а его брат Геннадий, заявляя о вымогательстве и опасаясь разоблачения родственника, сделал упреждающий ход, охотно воспринятый следователями и оперативными работниками. И тоже не случайно. Ю.Масленников находился в дружеских отношениях с сыном губернатора края, выполнял функции телохранителя. Оба побывали в разных переделках, по некоторым из них возбуждались уголовные дела, но почему-то никогда не находившие своего объективного завершения. Поэтому моя попытка беспристрастно разобраться в приговоре Э.Сахнова напугала в Хабаровском крае многих. Вот тут-то и пригодился Резник со своими публикациями. Мне дали понять, чтобы я остановился.

В деле Э.Сахнова фактически нет иных изобличающих его материалов, кроме показаний Г.Масленникова. Что касается доказательств, оправдывающих его, а это показания нескольких свидетелей, иные документы, то их суд поставил под сомнение по различным причинам. Сошлюсь только на один момент. Некий Мотузков дал на следствии и в суде показания в защиту Э.Сахнова. И дабы их опорочить, из органов внутренних дел края поступила справка, что Мотузков является ни мало, ни много, активным членом преступного сообщества. И суд соглашается с ней.

Вот против чего я, в отличие от Резника, протестую. Я за честный и справедливый суд, а не за расправы под видом правосудия. В противном случае мы все скатимся в бездну произвола. Справку, кроме как постыдным, лживым документом времен 37-го года, назвать нельзя. В Хабаровском крае, видимо, многие забыли, что только приговором, а не справкой, гражданин может быть признан виновным в совершении преступления членом преступного сообщества. А его, приговора, нет. Такие «справки» УВД края были представлены в отношении Каплина, Сахнова, Шария.

В письмах, поступивших ко мне, содержалась информация о том, что Ю.Масленникова за совершенные преступления пытались привлечь к ответственности, он объявлялся в розыск, но потом по непонятным причинам уголовные дела или прекращались, или вовсе исчезали, или из них вытравливались следы, свидетельствующие о розыске. Для меня ясно, почему. Привлечение Ю.Масленникова к уголовной ответственности некоторых лиц в крае смертельно напугало. А вдруг он развяжет язык, что с ними будет?

Прошу Генеральную прокуратуру проверить и эту информацию. Получаю ответ, что уголовных дел, по которым Ю.Масленников был бы привлечён к ответственности или объявлен в розыск, в следственных органах Хабаровского края нет.

Возмущаюсь, развожу руками, задаюсь вопросами, а где же прокурорская принципиальность и честность?

Передо мной заверенная печатями копия постановления о розыске, вынесенного 25 мая 2005 года следователем отдела СЧ СУ при УВД Хабаровского края по уголовному делу № 767605. Ю.Масленников объявлялся в розыск в связи с совершением им в группе лиц хулиганских действий с применением оружия и причинением гражданам телесных повреждений. Ныне он проживает в Московской области в г. Коломне. Ведь всё это легко проверить. Не хотят, да, наверное, и резники мешают своими публикациями.

Я никогда не отказывал в помощи людям, попавшим в беду, это моя твёрдая позиция, и ни одна газетная публикация, пусть самая хлёсткая и грязная, её не изменит. Конечно, проще очередное письмо бросить в корзину или формально препроводить в суд, прокуратуру без всякого контроля. Но, зная уровень законности, пока далеко не высокий в деятельности правоохранительных органов и судов, этого сделать не могу. Судьба человека, даже оступившегося в жизни, правда и справедливость превыше всего.


После этого интервью у меня не было никакого желания полемизировать с Резником. Но он в середине декабря 2008 года появился у Караулова в телепередаче «Момент истины» с теми же «фактами» и уже вдвоём с Карауловым издевался над правдой.

Ко мне стали поступать звонки от граждан, которые возмущались сутью программы. Перезвонил и сам Караулов, предложив принародно ответить на обвинения Резника в следующей передаче. Видимо, он решил сделать для своей программы, теряющей популярность, определённый пиар, поднять рейтинг передачи.

Ещё надеясь на какую-то порядочность тележурналиста, я согласился. Запись моего выступления была предварительной, проходила в очень сложной и нервозной обстановке. Караулов получил от меня исчерпывающие ответы. Но когда запись закончилась, то он мне раздраженно заявил, что пригласит Резника, чтобы тот ещё раз прокомментировал нашу беседу. Мои возражения им были отвергнуты. Стало ясно, что два журналиста готовят очередной пасквиль. Его негативное воздействие, как мы посчитали, можно было ослабить упреждающим обнародованием наших материалов. 30 января 2009 года в «Правде» была опубликована статья «Заказ на депутата-коммуниста», которую мы приводим без каких-либо сокращений.

Ответить