России без армии и флота не будет

ВооружЁнные Силы Российской Федерации и совершенствование правовой базы их функционирования (декабрь 2008 г.)

Патриотическая общественность глубоко обеспокоена состоянием Вооружённых Сил страны и их предстоящей реформой.

Геополитическая ситуация вокруг России складывается далеко не в нашу пользу. После распада Советского Союза даже Московский военный округ стал приграничным округом. На северо-западе Россия в силу потерь ряда территорий обрела размеры государства начала XVII века. Были утрачены огромные территории и на юго-востоке. Одновременно границы Российского государства опутаны военными базами агрессивного Североатлантического блока. Всё это требует от нас наличия хорошо вооружённых, мобильных армии и флота, эффективной обороноспособности.

Территориальные изменения Советского Союза, изменения в целом на европейской карте происходили и происходят вопреки Ялтинским и Хельсинским международным соглашениям, закрепившим послевоенное устройство в мире. В СССР они произошли и вопреки Конституции, иным законам. Руководители союзного государства и республик, входящих в него, действовали тогда, исходя из своей политической целесообразности, и не руководствовались нормой права, основанного на волеизъявлении народа.

В таком же вероломном волюнтаристском стиле решалась судьба и наших Вооружённых Сил. Всё или почти всё было отдано на откуп президентам М.Горбачёву, а затем Б.Ельцину и В.Путину, которые из-за профессиональной неподготовленности, личных амбиций и просто предательства отечественных интересов решили судьбу армии и флота сначала СССР, а потом и России. Роль парламентов страны была сведена к фиксации уже заключённых договоренностей с зарубежными государствами, или они заключались без уведомления законодательных органов.

Без всякого одобрения или согласия Верховного Совета СССР Горбачёвым был решен вопрос об объединении двух немецких государств — ГДР и ФРГ, о выводе советских войск из Восточной Европы. В таком же духе М.Горбачёв и Э.Шеварднадзе, бывший министр иностранных дел СССР, решили вопрос о передаче американцам наших 53 тыс. кв. км морской территории в Беринговом море. В одностороннем порядке уничтожили ракетно-тактические комплексы СС-23 (система «Ока»), причинив стране многомиллиардный урон. Союзное законодательство оказалось бессильным предупредить заключение разрушительных сделок, а в последующем и привлечь виновных лиц к уголовной ответственности. В стране не оказалось сил, которые бы поставили бы данный вопрос. Такая практика продолжилась и в последующие годы.

Без всякого согласования и уведомления Федерального Собрания РФ Путин, идя на поводу у США, а можно сказать, выполняя их требования, ликвидировал на Кубе российскую военную базу, имеющую для нас исключительно важное стратегическое значение. Одновременно им была ликвидирована российская морская база во Вьетнаме, уничтожена космическая станция «Мир». Опережающими темпами ликвидированы три дивизии Ракетных войск стратегического назначения на железнодорожной основе. В ответ на это американцы заявили о размещении системы ПРО в Польше и Чехии. Российское руководство уже в который раз было обведено вокруг пальца, а страна понесла колоссальный урон.

Серьёзную угрозу безопасности и обороноспособности России несёт проволочка, явное затягивание правового оформления российско-белорусского союза, на чём я хотел бы остановиться чуть подробнее. Его отсутствие отрицательно влияет не только на развитие экономических, торговых отношений двух стран, но и на характер, дислокацию Вооружённых Сил России.

Путин, как мы считаем, по указке администрации США, исходя из своих амбиций, сделал, кажется, всё, чтобы вконец испортить российско-белорусские отношения. В начале декабря 2008 года были вновь сорваны двусторонние переговоры и визит в Москву президента А.Лукашенко.

Бывший президент, а ныне председатель правительства России Путин явно игнорирует мнение парламента страны, который давно заявил о готовности полного юридического оформления Союза двух государств. К тому же следует напомнить, что Государственная Дума весной 1996 года денонсировала Беловежские соглашения, разрушившие Советский Союз.
Казалось, после этого Путин обязан проявить политическую волю по объединению России и Белоруссии, по обеспечению единой системы безопасности двух государств, по совместной охране внешней границы, устранению таможенных барьеров, но этого не происходит. Зато Путин с удивительной лёгкостью внёс на ратификацию в российский парламент договор о сотрудничестве России с НАТО, подписанный ещё Ельциным в 1995 году. Согласно этому договору, натовские войска как карательный инспекционный корпус могут промаршировать по России. Но даже Ельцин, одумавшись и осознав всю опасность соглашения, отказался вносить его на рассмотрение Федерального Собрания.

Внёс Путин, тем самым фактически вталкивая Украину в НАТО. Там сейчас рассуждают так: если Украина суверенное государство, то и она, следуя примеру России, может заключить подобное соглашение с НАТО, что станет для неё юридическим прологом для вступления в агрессивный военный блок.

Президентская рать подсчитывает прибыль «Газпрома», других компаний от повышения цен на энергоносители, продаваемые Белоруссии. Сиюминутная выгода, может быть, и есть, но для кого? Для крупного капитала, и не более.

А надо подумать о национальных, а не «газпромовских» интересах и личных амбициях. Конечно, Лукашенко сегодня выглядит мощной государственной личностью, которой нет фактически равных на постсоветском пространстве. Он не пойдет в НАТО, ибо верит в Россию и без неё не видит будущего своей страны.

Но мы должны отслеживать процессы, которые могут разворачиваться в Белоруссии. После «газовой атаки» в ней уже начинают усиливаться антироссийские настроения, ибо Белоруссия никогда не требовала платы за размещение на её территории двух российских военных баз. И не только за это. Она, например, не требует тех баснословных денег за газовый, нефтяной транзит по своей территории, которые получает от нас та же Польша.
Но главное в другом. А вдруг Белоруссия после Лукашенко заявит о своем вступлении в НАТО? Что после этого ожидает Россию, можно сказать уже сейчас: новые границы, новые системы ПРО, новое развёртывание наших войск на западе и т. д. Колоссальные материальные и финансовые затраты, перед которыми «газпромовские» просто покажутся ничтожными. Считаем, что может потерять «Газпром», и тут же списываем долги в 10 млрд. долл. Ираку и 11 млрд. Афганистану, странам, оккупированным американцами. Фактически возмещаем за США ущерб от их военной агрессии. Как это всё можно понять, взвесить на чаше политических весов?

Белоруссия — форпост нашей страны на западе. Этого не могут оценить или ограниченные, или откровенно настроенные против России люди.

Путинское руководство осознанно наносит удар по безопасности нашей страны. По большому счету, есть все основания для проведения парламентского расследования изложенных мною фактов.

Одновременно необходимо создать надежную защиту от принятия руководством страны скоропалительных, непродуманных решений, приносящих нам огромный вред, систему правовых мер по контролю за президентом и правительством, по повышению их отчётности и ответственности перед народом. Российская Конституция наделила президентскую, всю исполнительную власть огромными полномочиями, существенно урезав их у законодателя. Назрела острая необходимость в пересмотре ряда положений Основного закона, закона «Об обороне», передав ряд полномочий от Верховного Главнокомандующего парламенту страны.
Благополучие страны, её безопасность нельзя ставить в зависимость от удачного или неудачного выбора главы государства, от его прихоти и интеллектуальных способностей, наличия патриотизма у него и его властолюбивого окружения. Президентскому абсолютизму необходимо противопоставить целую систему разумных сдержек и противовесов. Власть должна быть сбалансированной, а не такой, как сейчас.

Необходимо расширить перечень наиболее важных для страны вопросов, по которым президент и правительство без предварительного согласия палат Федерального Собрания не могли бы принимать решений, а по некоторым из них — только по результатам проведённых в стране референдумов.

Следует изменить процедуру отрешения президента от должности, существенно сократив участие в ней судебной власти. Основанием же для отрешения предусмотреть не только, как это закреплено в ст. 93 Конституции РФ, совершение им государственной измены или иного тяжкого преступления, а наступление от его действий очевидно вредных последствий или совершение им любых преступлений, нарушение требований Конституции. Нынешняя процедура оказалась громоздкой и фактически не реализуемой.

На протяжении двадцати называемых перестроечных лет Россия разоружалась, зачастую в одностороннем порядке, не заботясь о своей безопасности и обороне. К этому приложили руку как Ельцин, так и Путин, которые заявили, что они не позволят втянуть страну в новый виток вооружений. О какой новой гонке вооружений можно вести речь, когда Россия ещё по Договору СНВ-1 взяла на себя обязательство снять с боевого дежурства к 2015 году только в Сухопутных ядерных силах все — 1401 единицу баллистических ракет с 6642 ядерными зарядами в головных частях. К тому же на протяжении 8 лет, с 1991-го по 1999 год, в стране не было произведено ни одной межконтинентальной баллистической ракеты. При самом благоприятном варианте для нас как в политике, так и в экономике к концу 2015 года мы будем иметь на суше 201 ракету. Много это или мало, можно судить по тому, что живучесть ракетного комплекса шахтного базирования не превышает 17%. Через 7—8 лет его эффективность при совершенствовании американцами своей системы ПРО сократится до минимума. Развёртывание её новых элементов в Польше и Чехии поставит вопрос о переводе наших частей Ракетных войск стратегического назначения из европейской части к Уралу или дальше на восток. На что, конечно, в бюджетах страны денег не предусмотрено. Как утверждают отечественные специалисты, если всё оставить так, как есть, то наши ядерные силы перестанут быть сдерживающим фактором агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Протестуя против очередной реформы Вооружённых Сил, мы чаще всего упоминаем министра обороны Сердюкова. Но корень зла не в нём. Президент Путин своим указом «посадил» его в кресло военного ведомства, заведомо зная о его ничтожных способностях как руководителя. Именно Путин продолжает удерживать Сердюкова в занимаемой должности. Что касается сути реформы, то её положения, на мой взгляд, были выработаны далеко за пределами Российской Федерации. Сердюков виноват лишь в том, что согласился выполнить роль слепого, бездумного разрушителя.

Смею утверждать, что нынешняя реформа Вооружённых Сил может привести к окончательному уничтожению армии и флота. Она строится без учёта внешних угроз, того, что необходимо сделать для обеспечения надёжной защиты нашего государства. Сокращение военнослужащих произойдет без серьёзного перевооружения войсковых частей, повышения профессионализма, укрепления дисциплины и совершенствования управляемости войск со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отмечу, 80% военной техники и военного вооружения изношены.
Я готов повторить то, что у президента и правительства России не только нет глубоко продуманной, научно обоснованной концепции реформирования Вооружённых Сил, но и законодательной базы. И не случайно. Они не заинтересованы в этом, у них развязаны руки на любые волюнтаристские шаги. Им не нужен профессионально грамотный, глубокий политик — министр обороны. Поэтому и водрузили на этот пост ограниченного в познаниях военного дела, и не только в нём, бизнесмена Сердюкова. С другой стороны, если власть считает, что он способен решать военные проблемы, тогда возникает вопрос о профессиональной подготовленности первых лиц государства.

У правительства до сих пор нет обоснованных расчётов по финансированию реформ с раскладом затрат, начиная с 2009-го и до 2012 года. Они не предусмотрены отдельными разделами в федеральных бюджетах на три последующие года.

При утверждении бюджета на 2009 год во втором чтении Министерству обороны действительно дополнительно было выделено 21 млрд. рублей. По заявлению Путина, якобы на строительство и закупку жилья для военнослужащих. Куда пойдут в реальности эти деньги, никто толком не знает, и пойдут ли они на жильё для увольняемых военнослужащих — это тоже вопрос?

К тому же отмечу, что эти деньги были опять отобраны у Министерства социального развития и здравоохранения, а также за счёт урезания в финансировании социальных вопросов того же Министерства обороны.

В конце 90-х годов прошлого столетия Федеральное Собрание, озабоченное глубокими недостатками в реформировании Вооружённых Сил, приняло закон об особом порядке финансирования строительства тяжелых стратегических ракет. Законодатели исходили из того, что находящиеся на дежурстве баллистические ракеты фактически исчерпали свои возможности, а новых не было. Надо отметить, что в тех же 90-х годах вообще была сорвана программа перевооружения Ракетных войск стратегического назначения.

С законом согласился бывший президент Ельцин. А дальше произошло удивительное. В 2002 году правительство России при проведении пресловутого закона № 122 о замене имеющихся льгот на компенсационные выплаты предложило отменить более ста различных федеральных законов, в том числе и закон о финансировании строительства стратегических ракет. И Федеральное Собрание с ним согласилось.

Как известно, Совет безопасности Российской Федерации в середине 90-х годов принял решение о том, что ежегодное финансирование Вооружённых Сил не может быть ниже 3,5% валового внутреннего продукта страны. Решение абсолютно выверенное и правильное. Оно обеспечивало бы нормальное развитие армии и флота. Однако отмечу, что в течение всех последующих лет решение Совета безопасности ни разу не было выполнено. Бюджет Министерства обороны никогда не превышал 2,5—2,7% ВВП. Поэтому было бы абсолютно правильным, если те же самые 3,5% были зафиксированы в федеральном законе, в частности в законе «Об обороне», что повысило бы обязательность и ответственность за исполнение принятых решений.

Состояние Вооружённых Сил вызывает действительно глубокую обеспокоенность. Они нуждаются в существенной поддержке. Однако до сих пор по непонятным причинам вопросы обороны и безопасности так и не включены в число приоритетных национальных программ государства и общества. Наряду с вопросами здравоохранения, образования, жилья и продовольствия. Уверяю, денег в России на всё хватило бы. Только состояния ста валютных миллиардеров оценивается в 520 млрд. долл., что равняется всем золотовалютным запасам Центробанка страны. Не должны расти доходы кучки людей, если в разрухе находятся армия и флот.

К сожалению, вновь приходится констатировать, что созданная в России система хозяйствования, получения и перераспределения произведённого товара вкупе с властью, мало ориентированной на защиту национальных интересов, работают не на укрепление мощи государства, благополучия общества, а на воспроизводство миллиардеров. Эти процессы должны быть пресечены путем законодательного регулирования. Не буду говорить о формах воздействия, их всегда можно выработать.

Совет безопасности РФ играет исключительно важную роль в обеспечении безопасности и обороноспособности страны. Однако до сего времени нет федерального закона, регулирующего его деятельность, что существенно принижает его роль и значение.
Принятый в 1997 году по инициативе группы депутатов Госдумы закон «О Совете безопасности» был отклонен Ельциным, и не один президент в последующем не предложил своего проекта.

Из этого можно делать далеко идущие выводы. Как самостоятельная и влиятельная структура Совет безопасности президентской власти не нужен.

Хочу ещё раз отметить, что реформирование Вооружённых Сил РФ изначально, и тем более сейчас, должно проходить на твёрдой законодательной основе. Указов президента, постановлений правительства здесь недостаточно. Именно в законе необходимо закрепить основные положения реформы, цели и задачи, средства и время её проведения. Вопрос слишком важный, он касается безопасности страны и затрагивает напрямую интересы многих миллионов наших соотечественников. Реформы должны быть понятными. А пока не только простые граждане, но и члены российского парламента во многом находятся в неведении, особенно о конечных их результатах.

В самом деле, летом 2008 года бывший министр обороны, а ныне заместитель председателя правительства С.Иванов во всеуслышание заявил, что военная реформа завершена и завершена успешно. Если это так, то кто говорит неправду, вводит страну в заблуждение?
Глубоко убеждён в том, что принятые на уровне президента и правительства нормативные документы в значительной мере противоречат федеральным законам «Об обороне» и «О статусе военнослужащих». Сокращение 200 тыс. офицеров никак не объяснишь оргштатными мероприятиями, это расформирование не батальона и даже не полка. Государство отказывается выполнить взятые на себя обязательства перед тысячами военнослужащих и разрывает с ними контракты в одностороннем порядке.

И ещё об одной проблеме. Сегодня социальная защищённость военнослужащих впервые за многие годы и советского и царского периода оказалась хуже, чем у гражданских чиновников как по денежному содержанию, так и по пенсионному, жилищному обеспечению. Это не повышает авторитет военной службы, не укрепляет армию и флот.

Поэтому было бы справедливым закрепить законодательно, что любые реформы не должны влечь ухудшения социальной защищённости военнослужащих и военных пенсионеров. В ином случае министр обороны должен автоматически терять свой пост. Денежное содержание военнослужащего должно превышать совокупную заработную плату соответствующего уровня гражданского чиновника не менее чем в полтора-два раза.

Министерство обороны обязано иметь свой жилой фонд, который не может быть изъят или изменён без согласия оборонного ведомства. И этот фонд необходимо создать в течение 2—3 лет.

Несколько слов о военно-промышленном комплексе. Он находится в плачевном состоянии и едва способен производить чуть более половины комплектующих изделий для вооружения и военной техники. Впервые за всё постсоветское время ВПК в производстве оружия и военной техники стал использовать системы, элементы электроники, закупленные за рубежом. Это сигнал о большой опасности.

Сегодня в срочном порядке необходимо заменить производственную, научно-техническую базу оборонного комплекса. Если надо, то технику и оборудование, новейшие технологии следует закупать за рубежом, потратив на это деньги из российских фондов, находящихся за пределами России.

Мы предлагаем в срочном порядке провести национализацию объектов ВПК, создать Министерство оборонной промышленности. Всё это осуществить через законодательно-правовые акты.

Однако главная задача сегодняшнего дня — не допустить проведения реформы в том виде, как она определена.

Ответить