Терроризм и преступность

Глава 1.

Виктор Иванович, терроризм “шагает” по планете. И по нашей стране – тоже. Взрыв в метро на “Автозаводской”, постоянные теракты в Чеченской Республике, убийство ее президента Кадырова, страшная трагедия в Беслане… На протяжении последних лет только ленивый не поднимал тему о терроризме, а ситуация не меняется к лучшему. Почему?

– Действительно, сегодня эта проблема стоит как никогда остро. Достаточно вспомнить, что в 2004 году по сравнению с 2003-м количество проявлений терроризма увеличилось в полтора раза. Только за год в России было зарегистрировано почти 600 случаев. Такого скачка, таких тяжких последствий терроризма в мире не было с сороковых годов, эти черные метки – порождения новейшей истории. Мы уже не удивляемся, почему так много заказных убийств: знаем, какими деньгами располагают организованные преступные сообщества, – нанять киллера за десять–пятнадцать тысяч долларов ничего не стоит.

Наш Комитет Госдумы по безопасности совместно с другими комитетами неоднократно обсуждал эту проблему. Несколько лет назад, когда принимали Закон о борьбе с терроризмом, я сам проводил и заседания, и круглые столы, и парламентские слушания по этой проблеме. Произнесены речи, высказаны предложения – слов много, а практических шагов мало.

А вот директор ФСБ Н. Патрушев заявил, что в 2005 – 2006 годах террористических актов совершено меньше, чем в предшествующие годы.

– Да, статистика такова, но что скрывается за ней в реальной жизни? Терроризм действительно постепенно вытесняется из Москвы. Однако Северный Кавказ как был, так и остается неблагополучной, опасной зоной. Что стоит за общей статистикой? Фактический захват боевиками города Нальчика, каждодневные взрывы и выстрелы в Дагестане, Ингушетии – все направлено в первую очередь против должностных лиц этих республик, против военнослужащих. Далеко не спокойно в Северной Осетии. И меня беспокоит то, что насилие там преследует цель не только уничтожить и устрашить людей, но и ввергнуть Северный Кавказ в большую гражданскую войну.

Но буду несправедлив, если не отмечу, что наши правоохранительные органы все-таки наработали определенный опыт по предупреждению терроризма и наказанию виновных лиц.

Террор и преступность – раковые опухоли любого общества. Но чтобы понять причины их возникновения и роста, нужно взглянуть в целом на политическое, экономическое состояние страны, устройство ее властных структур.

Вы хотите сказать, что в обществе, государстве что-то не так делается?

– Почему ситуация не меняется к лучшему? Во-первых, наша идеология, если таковая есть, сегодня не может противостоять воинствующему ваххабизму – основе международного терроризма. Государство не устраняет корни сепаратизма и нетерпимости на национальной, религиозной, этнической основе. Оно не разрешает в целом постоянно растущие в обществе противоречия. Поэтому мы несем колоссальные человеческие потери и материальный ущерб. Очередная трагедия (взрыв, террористическое проявление), и тут же начинается говорильня в Госдуме, Совете Федерации, на всех уровнях. Неделя проходит – и все забывается, как будто ничего и не было. Страшное явление: мы привыкаем к тому, что убивают людей, что гремят взрывы на улицах городов и в авиалайнерах. Уже не возмущаемся. Инстинкт самосохранения притупляется. Значит, душевно грубеем, и, как следствие, властные структуры не спешат вырабатывать эффективные меры противостояния злу.

А каковы моральные принципы людей, которые приходят в правоохранительные органы? Призываемый контингент уже подвержен тем страшным, разрушительным явлениям, которые происходят в обществе. У нас же такие понятия, как нравственность, честность, беззаветное служение Отечеству, государству, ушли на второй план. На первом месте – денежный мешок, меркантильность. На этой почве в основном и происходит массовое предательство государственных, профессиональных интересов. Вчера он был еще оперативным работником, а сегодня – в охранной структуре с хорошими деньгами. Но у него сохранились связи с теми людьми, с которыми он еще недавно сидел в кабинете и у которых нищенская зарплата. На Лубянке и на Петровке, в Генеральной прокуратуре и в МВД на Житной. Ненавязчиво, постепенно, за деньги он скупает у них нужную для своего шефа информацию, а то и решения по уголовным делам. Вот так и создаются предпосылки для предательства и разложения.

А растление, безнравственность, бурными потоками льющиеся сегодня с экранов телевизора… Это нечем иным, как огромной идеологической диверсией, назвать нельзя. Это разложение нации. А без здоровой нации государства как такового быть не может.

Во-вторых, сегодня социально-экономические условия в России абсолютно не способствуют тому, чтобы терроризм, организованная преступность и преступность в целом сокращались. Вы посмотрите, насколько сильно произошло расслоение общества на бедных и богатых. Самый легкий путь – обвинить административно-правовую систему в том, что она не справляется с преступностью. А в первую очередь должны срабатывать экономические, социальные, нравственные формы ее предупреждения.

Всю преступность правоохранительная система, конечно же, не ликвидирует. Но она может сдерживать ее в определенных рамках и не позволять преступности поглотить общество. Как противовес.
Преступно проведенная приватизация и безнравственно поделенная собственность породили в обществе мораль, что надо и можно жить по понятиям криминальных элементов.

В-третьих, борьба с терроризмом требует огромных материальных и финансовых вложений, а также структурных изменений органов власти. Прежде всего мы должны нести финансовые затраты по обеспечению безопасности жизненно важных объектов, таких, как промышленные предприятия, транспортные магистрали (для Москвы – метро), атомные объекты, места наибольшего скопления населения (театры, клубы, площади и прочее).

В мае 2004 года Комитет Госдумы по безопасности пригласил всех руководителей министерств и ведомств, ответственных за борьбу с терроризмом. Мы поинтересовались, какие финансовые средства необходимы им сегодня для повышения эффективности этой работы? По скромным подсчетам – 7 млрд. рублей дополнительно к тому бюджету, который мы утвердили на 2004 год для правоохранительных органов. Направили свои предложения в Комитет Госдумы по бюджету и налогам – он у нас регулировщик всех бюджетных финансовых потоков. Там говорят: “Не более двух миллиардов”. К сожалению, урезая выделение средств на жизненно важные проблемы, мы часто забываем, какие колоссальные потери из-за этого несем впоследствии.

И еще об одной причине. Общеизвестно, что терроризм существует на огромные деньги, скрытые финансовые потоки. Сегодня теневая экономика дает примерно половину валового внутреннего продукта страны (более 40 процентов). Сюда относится криминальная и “серая” теневая экономика. Мы вообще не сможем никогда победить организованную преступность, тем более терроризм, не ликвидировав их питательную среду – теневую экономику, которая, по сути, создала свое государство в государстве.

Находясь в Госдуме более десяти лет, я на всех уровнях предлагаю решение: наступление на теневую экономику. Но, увы, никаких серьезных подвижек в этом направлении нет. Гремят взрывы, убивают людей… А что-нибудь реально сделано для прекращения финансовых потоков, направленных на подкормку терроризма? Ничего. Разве мы не знаем, через какие банки, коммерческие структуры отмываются деньги и идут на поддержку терроризма? Знаем. Многое знаем. Министр внутренних дел, руководитель ФСБ говорят, что у них на учете стоят столько-то и столько-то тех-то и тех-то. А сколько же они будут говорить, что “те-то и те-то” стоят у них на учете? Когда же займутся их ликвидацией? Пример. Я не в восторге от американцев. Само их государство – это главный международный террорист. И проявление государственного терроризма инициируется из Америки. Она подпитывает терроризм своей эгоистической даже не геополитикой, а геоэкономикой. Но когда произошли события 11 сентября, там ликвидировали десятки структур, так как имелись сведения, что эти финансовые и коммерческие организации сотрудничают с террористическими организациями. Закрыли также и счета стран-авуаров. У нас же подобного не происходит. Правда, пример с Соцбизнесбанком свидетельствует, что власть наконец стала действовать (через банк, как сообщалось в прессе, проходили деньги чеченских террористов).

Глава 2.

А что в законодательном плане предлагается депутатами, и, в частности, вашим Комитетом по безопасности?

– Будучи председателем Комитета по безопасности (1-го и 2-го созывов Думы), мною и рядом депутатов в числе первых были разработаны и предложены законопроекты “О борьбе с коррупцией” и “О борьбе с организованной преступностью”.

Дважды закон “О борьбе с коррупцией” отклонял президент Ельцин. Новый проект этого закона группа депутатов внесла в первом чтении в начале 2004 года. Скоро пойдет третий год, а ко второму чтению не приступили. В первых проектах мы “рубили” корни коррупции, а сейчас даже выхолощенный, пустой закон не хотят пропускать.

Закон “О борьбе с организованной преступностью” – тоже один из первых моих законов, который я писал вместе с группой депутатов и работниками МВД. Получился надежный закон. Но президент отклонил и его. Возникает вопрос: почему? Я могу вам ответить словами одного из помощников президента Ельцина по финансовым и экономическим вопросам. В интервью одной из московских газет, коснувшись вопроса законности и правопорядке, он цинично заявил, что активная борьба с коррупцией, с организованной преступностью может торпедировать все социально-экономические реформы, которые сегодня проводятся в России. Это 1994 год. Вот она, идеология. Вот почему и в Госдуме, и у президентов на устах: “Это не проходит, то не проходит”. И снова повторю: коррумпированная власть с коррупцией не станет бороться, хотя отдельные уголовные дела для видимости и будут возбуждаться. Вот это самое страшное.

И еще: за пять последних лет российское правительство на своих заседаниях ни разу не обсудило состояние преступности в стране и не предложило комплексной, глубоко продуманной и всеохватывающей программы мер по ее предупреждению. Как это могло случиться? Проблема, несомненно, сложная, а правительство мне все больше и больше напоминает не организаторов, а команду бухгалтеров, потому, видимо, и жизнь у нас с вами чаще всего горькая.

Организованная преступность существует благодаря огромной финансовой базе, утечке капиталов в сотни миллиардов долларов. Что законодатели сделали в этом плане? Вот в свое время мной был предложен закон “О противодействии в легализации незаконно нажитого”, в котором предусмотрены эффективные меры по противодействию незаконному вывозу денег за рубеж. Убедил Думу, убедил Совет Федерации. Закон дошел до В. Путина, но тот его отклонил. И тут же депутат Госдумы А. Шохин вместе с банкирами написал другой закон “О противодействии в отмывании (или в легализации) преступно нажитого”. У меня – “незаконно нажитого”, а у них – “преступно нажитого”. А ведь преступность и незаконность – это разные вещи. И этот закон на ура приняли в Думе депутаты от фракций “Единство” и “Отечество – вся Россия”, так как он шел от имени президента. Приняли пустышку. Зато перед международным сообществом отчитались: мы имеем специальный закон. Ущербность этого закона заключается в том, что прежде, чем противостоять легализации “грязных” денег, необходимо доказать преступность их получения. А что такое доказать “преступно нажитое”? Это, как минимум, судебное решение или постановление следователя, если дело прекращается не по реабилитирующим основаниям.

Плюс ко всему – все растягивается по времени, иногда годы уходят на доказывания. Преступники, конечно, ждать не будут. В итоге вся надежность и эффективность противодействия сводится к нулю. Потом: если “преступно нажитое”, то ответственность несут лишь физические лица. А как быть с юридическими лицами: банками, коммерческими структурами, предприятиями, которые чаще всего используют и отмывают “грязные” деньги? Вопрос не простой.

Недавно нами были предложены поправки, направленные на пресечение финансовой подпитки терроризма. Суть поправок: сделать более прозрачной, доступной коммерческую и банковскую тайну для правоохранительных органов и спецслужб. Ведь сегодня, чтобы получить сведения о прохождении финансовых потоков, надо и к прокурору сходить, и в суд, и т. д. Вы думаете, эти предложения нашли понимание в Госдуме? Ничего подобного – фракция “Единая Россия” заблокировала принятие поправок. Как же так? С одной стороны, звучат заявления о том, что мы хотим бороться с терроризмом и боремся с ним, а с другой стороны, конкретных предупредительных мер нет.

Вы сказали, что требуются структурные изменения органов власти. Что вы имели в виду: у нас слабые силовые структуры, нет централизации их деятельности или у них отсутствует профессионализм?

– На мой взгляд, присутствуют все факторы, о которых вы упомянули. И вот почему. Весь акцент борьбы с преступностью сегодня перенесен на правоохранительную систему. Уголовное законодательство эффективно работает только тогда, когда преступление становится исключением из правил. При этом эффективность достигается за счет мобилизации и слаженной работы всех силовых структур государства.
Пример. 70-е годы, взрыв в московском метро. От рук армянских террористов пострадали люди. Тогда все правоохранительные органы СССР работали, не покладая рук. В той ситуации четко и грамотно действовали следователи органов госбезопасности: осмотрели место происшествия, собрали улики, проанализировали доказательства. Остался вопрос: кто? Наша разведка получила информацию за рубежом, о том, что дашнакская партия вынашивала такие планы. На основе этой информации и было раскрыто преступление. А все потому, что тогда КГБ был одной структурой, отвечающей за национальную безопасность страны. Разведка дополняла контрразведку (сегодня – Федеральная служба охраны, а тогда было 9-е управление КГБ). До последнего времени существовала Федеральная служба правительственной связи, а раньше это было 15-е управление КГБ. Все было в едином кулаке, одно подразделение дополняло другое. И цель достигалась. К тому же тогда государство несло меньше финансовых, материальных затрат. Тогда только председатель КГБ СССР имел воинское звание генерала армии, теперь – каждый руководитель федеральной структуры. Было пять заместителей, сейчас счет пошел на десятки. Были одна коллегия, одна материально-техническая, учебная база, одна система медицинских учреждений. Сейчас всего этого просто не счесть.

Еще один момент – организационный. Я подчеркиваю, на острие борьбы с терроризмом сегодня находится правоохранительная система. Но у нас органы внутренних дел фактически “замордованы” неимоверной нагрузкой, Московское ГУВД особенно. Ведь люди работают фактически не восемь, а шестнадцать– восемнадцать часов в сутки, без выходных и отгулов, без весомой материальной компенсации, без возможности присовокупить дополнительные дни к отпуску. Возникает вопрос: что ожидать от людей, которые просто физически не могут справиться с валом преступлений? Мы ведь обманываем самих себя.

Часто говорят, что законодательная база плоха, несовершенна. Возможно. Но главное, чего сегодня не хватает в плане эффективного противостояния терроризму, организованной преступности и в целом преступности, – это координации действий силовых министерств и правильного, эффективного применения тех законов, которые у нас есть. Может быть, после создания в начале 2006 года антитеррористического центра координацию действий удастся наладить и эффективность применения законов повысить. Правда, смешали в этом центре все в кучу: представителей исполнительной, законодательной власти, правоохранительных органов… При таком подходе трудно рассчитывать на серьезный результат. Но надо подождать, излишнее и ненужное всегда можно отсечь.

Снизился уровень профессионализма, так как произошел отток специалистов в коммерческие структуры. Как тут не вспомнить те годы, когда я пришел на работу в Генеральную прокуратуру СССР! Каких “китов”, маститых следователей я застал… Громов, который расследовал дело Абакумова (50-е годы), Кежоян – специалист в расследовании умышленных убийств (ему не было равных), Лукашов в МВД – следователь по особо важным делам, блестяще расследовал дела о хищениях. Сейчас же нарушена преемственность. Утрачены навыки и наработки, забыты традиции.

Глава 3.

Виктор Иванович, что, по вашему мнению, является благодатной почвой для роста числа членов террористических организаций, преступных группировок?

– А почему преступности не расти? Сегодня, по официальной статистике, свыше 30 млн. людей живут за чертой бедности. Вы думаете, в этих жестких условиях, в которых оказывается человек, он не будет искать выхода, как прокормить себя, свою семью? Будет. И этот выход не всегда будет законным. Вот она, база, подпитывающая наемную армию убийц, террористов! У нас сегодня только частные охранные структуры насчитывают почти 1 млн. человек. Какая огромная армия трудоспособных людей! А ведь когда-то они стояли у станков, приносили государству благо, а сегодня охраняют “тело”, участвуют в разборках, устраняют конкурентов по указке своих хозяев. Из кого на первом этапе формировалось это охранное войско? Из криминального элемента.

В советское время работать с оступившимися и противостоять преступности было, если можно так сказать, легче. Начальник УВД области знал, сколько лиц, освобожденных из мест лишения свободы, ежемесячно прибывает в область. Уже думали, как их трудоустроить, как занять, где поселить. Была даже некая разнарядка: на завод – 10 человек, в совхоз – 3 человека и т. д. То есть, было внимание, возможности, финансы. Все было продумано, информация поступала: с кем отбывший наказание общается, чем занимается. Была отлажена система контроля со стороны участковых. Американцы приезжали перенимать наш опыт. А сегодня кто ждет человека, который вышел из тюрьмы? Не дай бог, если он потерял жилье, не сможет на работу устроиться, создать семью. Тогда снова займется криминальной деятельностью и снова попадет в колонию. Если не убьют. Каких-либо институтов по работе с такими людьми уже нет. Ну и как после этого мы можем говорить о какой-то системе предупреждения преступлений?!

Другая причина роста членов террористических организаций, преступных группировок – появление десятков тысяч уволенных военнослужащих, сотрудников спецподразделений силовых структур. Они стали не нужны государству. Их оставили без квартир, без работы. И эти грамотные, здоровые люди пошли в охранные структуры, теневой бизнес, преступные группировки.

Еще одним источником пополнения преступного мира является молодежь. Сегодня в стране, только по официальным данным, число беспризорных детей превысило 700 тысяч! Да после Великой Отечественной в стране, разоренной войной, таких “ничейных” детей было в несколько раз меньше! На Северном Кавказе сегодня до 70 – 80 процентов молодых людей не заняты, не имеют работы. Мы словно заранее готовим преступный элемент. Вместо говорильни надо в каждом микрорайоне через улицу строить спортивные городки, создавать секции. В 70-х – начале 80-х годов в Советском Союзе при поддержке Генеральной прокуратуры и МВД распространялся опыт Пензенской и Белгородской областей в борьбе с правонарушениями среди несовершеннолетних. Разработали программу по созданию в этих областях ста клубов по интересам для несовершеннолетних. За каждым заводом были закреплены свободные помещения, подвалы, требовавшие капитального ремонта. И предприятия города доводили эти помещения до ума. Были созданы спортивные секции, клубы по интересам, станции юных техников, фото-студии. В качестве воспитателей привлекали студентов пединститута, бывших военных, спортсменов. Много родителей участвовали в этой работе. Детей убрали с улицы – они сами бежали в кружки, там им было интересно, с ними занимались. Все были под присмотром. А сегодня мы делаем хоть что-то подобное? Нет! И никто в правительстве эту проблему не замечает.

И отчего, скажите мне, преступности не расти, когда, по данным только МВД, сегодня более 6 млн. человек употребляют наркотики? Не в медицинских целях, конечно. Вот здесь я законодателю, то есть депутатам Госдумы, готов предъявить серьезный упрек. У нас, как говорится, стрелы летят в разные стороны. Количество наркоманов растет, а правительство увеличивает легализованную дозу потребления наркотиков. В Уголовном кодексе СССР была жесткая ответственность за употребление наркотиков. Вот когда я в 70 – 80-е годы был заместителем прокурора Пензенской области, для меня десять преступлений, связанных с наркоманией, в год было ЧП. Сегодня сотни – “нормальная” ситуация. Мы словно отпускаем вожжи, постоянно делая послабления в потреблении и распространении наркотиков. Да, главный удар должен быть направлен на сбытчиков. Но если есть спрос, значит, будет предложение; если есть предложение, значит, спрос обеспечен.

Виктор Иванович, насколько эффективна судебно-правовая система? И какова роль депутатов в вопросах ее совершенствования?

– Судебно-правовая реформа проходит с большим трудом и перекосом. Во-первых, мы создали ее по принципу замкнутого круга. Нет внешнего воздействия, она варится в собственном соку. Вы скажите, судебная система когда-нибудь перед кем-нибудь отчитывалась? Судьи назначаются пожизненно, имеют высочайшую неприкосновенность, то есть внешне они защищены,– это одна сторона медали. Посмотрим на обратную сторону, что там? А там эта непрозрачная броня защиты дает возможность судьям самовольничать. Раньше судьи избирались, теперь назначаются. Нет свежего притока, нет контроля. Смеялись над народными заседателями. Но ведь они частенько обоснованно не соглашались с квалификацией преступлений, с мерой наказания. И часто были абсолютно правы. Судье, если он был нечистоплотным, надо было их уговаривать, а это не всегда удавалось. А сейчас судья один правит, самостоятельно. У прокуратуры же отобрали право на принесение протестов на судебные решения. Когда принималось это законодательство, я предупреждал, что наши законы – уже готовые предпосылки к тому, что российская судебная система будет гнить и разлагаться. Это мы сегодня и наблюдаем. По некоторым социологическим опросам, судебная система по пораженности коррупцией выходит в отдельных регионах уже на первое место. Это страшно.

Я бы вновь вернулся к выборности мировых судей и судей районного, городского уровня прямыми тайными выборами, предварительно отбирая их кандидатуры для включения в списки голосования с учетом профессиональных, личностных данных, чтобы шарлатаны не попали в судейское кресло. Механизм отбора можно отработать, но в нем решающее значение должны играть общественные организации.
Говоря о роли законодателя, мы должны признать, что принятый Уголовный кодекс получился размытым, неконкретным. С его введением происходит расширение уголовно-правового воздействия. В бывшем советском Уголовном кодексе было примерно 360 статей. А сейчас – 460. Возобладала позиция: чуть что, тут же давайте вводить уголовную ответственность. Это опасный путь. Вместо декриминализации мы, наоборот, криминализируем ситуацию в России.

Второй момент. Новый Уголовно-процессуальный кодекс. Он введен не так давно. Но уже появилась опасность возрождения “бериевщины”. Ведь сегодня следователь и дознаватель включены в сторону обвинения. Тем самым заранее закрепляется обвинительный уклон. Да, мы сказали: вот защита, вот следствие. Но мы не дали защите равных условий и возможностей для сбора доказательств. Например, подозреваемый или обвиняемый говорит: “Вы запросите, я вот там-то работал, у меня хорошая характеристика и т. п.”. А следователь говорит: “У тебя есть адвокат, вот пусть он и запрашивает”. Кому это выгодно? Формалистам, которые принимали Уголовно-процессуальный кодекс.

Вспоминаю время, когда находился на прокурорской работе. Мы тогда, основываясь на законах, провозглашали независимость и самостоятельность следователя. Требовали от него всестороннего исследования как оправдывающих, так и уличающих доказательств, выяснения смягчающих и отягчающих вину обстоятельств. А сейчас он только обвинитель. Тягчайшую ошибку допустил законодатель.

Глава 4.

А что с прокурорским надзором и правом прокурора приносить протест по ходу или по результатам судебных разбирательств?

– Мало того что мы создали судебно-правовую систему по принципу замкнутого круга. Нынешние арбитражное, уголовно- и гражданско-процессуальное законодательства, как я уже говорил, лишили прокурора возможности приносить протесты. А это было одним из эффективнейших средств исправления судебной ошибки. Тысячи, если не сотни тысяч прокурорских протестов удовлетворялись. Значит, в отношении тысяч людей, прошедших через суды, восстанавливалась справедливость, торжествовала истина. Теперь этого нет, и кто выиграл? Прокурор, лишенный возможности приносить протест, может писать только представление. А значимость этого представления такова, как и значимость кассационной жалобы другого участника судебного процесса (осужденного, потерпевшего и т. д.). Ну, если функции надзора отнять у прокуратуры, тогда зачем вообще прокуратура?

В советском процессуальном кодексе провозглашалось: “Суд, прокурор, следователь, орган дознания должны принять все меры к тому, чтобы установить истину по делу, чтобы виновный был справедливо наказан, а невиновный не привлечен к ответственности”. Функции суда сегодня: “Суд обязан создать равные условия для спора сторон в судебном процессе”. Суд превратили в нотариат. Я понимаю, что спор позволяет установить истину. Но спор так же эффективно может и утопить эту истину. Все зависит от того, насколько одна из сторон подготовлена и как срабатывает субъективный фактор. И судья, по сути дела, играет пассивную роль в исследовании доказательств. Это что, эффективная судебная система?

Сегодня у нас судья – это фактически наблюдатель. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу обвинение представляет государственный обвинитель в лице прокурора. Прокурор допустил ошибку: в своей обвинительной речи заявил, например, что отказывается от обвинения по одному или другому составу преступления или вообще отказывается от обвинения в отношении подсудимого. Судья видит, что совершена ошибка, что прокурор или, мягко говоря, заблуждается, или лжет с определенным злым умыслом. И судья не может в процессе судебного разбирательства исправить ошибку, не может осудить по тому обвинению, от которого прокурор (государственный обвинитель) отказался. И нужно потом или кассационную жалобу подавать, или представление, чтобы кассационная инстанция отменила решение суда и вернула дело на новое рассмотрение. Какую волокиту создали! Это еще нам жестко аукнется.
В факте урезания прокурорского надзора, на мой взгляд, легко усмотреть определенные тенденции.

Прокуратура, в отличие от многих других органов, как-то сохранила свою принципиальность, оказалась более-менее на высоте по сравнению с другими органами государственной власти. Ею стали возбуждаться уголовные дела по губернаторам, по коммерческим структурам. Многим это не понравилось, и некоторым депутатам, которые сидели или сидят в Госдуме, в том числе: затронули интересы тех коммерческих структур, банков, которые подпитывают партии и этих депутатов на выборах. Ну давайте тогда уберем право прокурора на принесение протеста, а то и пойдем еще дальше: отменим право внесения исков по возмещению ущерба! Чисто эгоистические корпоративные интересы.

Начиная с Горбачева, а может быть, даже с Хрущева, у многих везде – в голове, ногах, печенке – сидит реформаторский зуд. Во власть приходят с одной целью: сломать, поделить, снова переделать, что к государственному управлению не имеет никакого отношения, но зато помогает прослыть великими реформаторами, оставить свой след в истории. Вместо того чтобы налаживать работу, заниматься организацией труда, выискивать слабые моменты и прочее, начинают сливать министерства, ломать внутренние перегородки. Устала уже правоохранительная система от подобных скоропалительных реорганизаций. Но этого “реформаторам” мало. Хотят новизны в законодательном плане, но как ее найти, не знают. Что делают? Берут, например, английское, американское и российское законодательства. И создают некий симбиоз. В том-то и суть. А ведь у нас же есть свой богатый опыт. Давайте обратимся к дореволюционным временам, если советские не устраивают. Хотя замечу, что правоохранительная сфера советского времени накопила в себе замечательный опыт. Эффективной была система правосудия, и эффективно работала сама система правоохранительных органов. Но вот берут чужое, слепо выдергивают что-то и переносят на нашу действительность… Я всегда в таких случаях привожу слова моего земляка Ключевского: “Слепое копирование западного образца и перенесение его на тело России ничего кроме как раковой опухоли не вызовет”. Это еще одна беда нашего законодателя: от незнания собственного, нашего опыта, от отсутствия глубоких жизненных познаний и появляются убогие законы.

Почему же наши депутаты не видят опасности для общества, страны в том или ином принимаемом законе, не просчитывают или, точнее, не учитывают последствия его действия?

– Вы верно это заметили. И я хочу сказать об ответственности законодателя. Люди приходят в Госдуму, Совет Федерации самые разные. Некоторые – просто временщики, отбывающие депутатский срок, занимающиеся своими личными проблемами. Прийти, получить определенные блага, статус депутата Госдумы и на этом поставить точку – вот цель временщика. К сожалению, мало, очень мало законодателей, которые работают на перспективу, думают о будущем страны. Очень мало государственников, патриотов, квалифицированных специалистов. Я с уважением отношусь к молодым людям, но когда речь идет о такой сложной работе, тонкой материи, как законотворчество, то здесь без профессионализма, без накопленного опыта не обойтись. Вот бывший депутат Госдумы Вульф предлагал: “Давайте легализуем все сексуальные услуги”. Это подход не государственника, а потребителя, рыночная психология: из чего можно извлечь выгоду. Как пример этого – значительное послабление наркомании.

Продали, приватизировали промышленность. Государство получило крохи, так как экономику растащили по карманам “братаны”. Что еще осталось? Земля. Давайте землю продавать. Началась распродажа земли. У кого земля оказалась в руках, у труженика? Нет. Тому, кто хотел работать, мы не помогли: ни кредитами, ни другими послаблениями. Совхозы растащили (кому вилы, кому грабли). Я не против того, чтобы где-то и в чем-то формы собственности менять. Но там, где коллективное хозяйство эффективно работает, его нельзя трогать. У нас были возможности и фермера поддержать – земли-то достаточно. А всю базу сельского хозяйства взяли и разрушили в одночасье. Теперь давайте леса продавать. И продают. Приморье, Сибирь скоро в пустыню превратятся, в Карелии леса не остается. Но древесину опять за бесценок за границу вывозят, себе ничего не остается.

А демографические проблемы? Россия вымирает. За время путинского правления число детей сократилось более чем на 5 млн. человек.

Все эти процессы подрывают российскую государственность. И, мне кажется, работа эта ведется срежиссированно.

Глава 5.

Но, Виктор Иванович, ведь и правительство, и обе палаты Законодательного собрания должны координировать свои действия. Тем более во властных структурах имеется столько научных центров, фондов, которые предназначены для выработки предложений по стратегии развития страны, выявлению причинно-следственной связи сложившегося положения в обществе.

– Я хочу сказать, что власть сегодня достаточно коррумпирована. Ее представители поражены идеологией потребительства, стремлением наживы. И когда говорят, что надо бороться с коррупцией, я отвечаю: надо бороться с властью. А сама власть с собой бороться никогда не будет. И мы попали в замкнутый круг. К сожалению, должен сказать, что нет, не прослеживается ярко выраженной политической воли первых лиц страны навести в доме порядок. Оказавшись во властных структурах, все начинают пользоваться своим особым положением, и, увы, их интересы давно перемешались с интересами представителей теневой экономики, а значит, терроризма и преступности.

У властных структур нет никаких нравственных тормозов. Есть попытки все свести только к одному: правоохранительная система должна бороться. Да, я соглашусь: правоохранительная система отвечает и за профилактику, и за раскрытие. Но, подчеркиваю, это уже четвертый рубеж. В свое время была принята правительственная программа борьбы с преступностью, которую подготовили правоохранительные органы. Но если возьмете стенограммы заседаний правительства г-на Касьянова за последние три-четыре года его премьерства, то вы не найдете в повестке ни одного вопроса, который был бы связан с обсуждением хода выполнения данной программы. Ни разу никто даже не дал оценки состояния дел.
Но есть другое. Вы посмотрите, какова тенденция, как используется правительственный трамплин. Начнем с Гайдара. Пока был и.о. премьера, создал свой фонд “Институт переходного периода”. Сколько мы будем переходить? До тех пор, пока Гайдар будет жить, видимо, и этот институт будет существовать. Но ведь туда перекачали деньги. Фонду отдали прекрасное здание, совсем недалеко от Госдумы. Сам фонд занимает, дай бог, одну десятую. Всю остальную площадь сдают в аренду и получают огромные деньги.
Петр Авен – бывший министр внешнеэкономических связей. Пока был министром, создал свой фонд, свой “Альфа-Банк”. Перекачали туда деньги. Этому банку передали еще право взимания внешних долгов России, оставляя определенные проценты в нем.

Потанин. Пока был вице-премьером, прибрал Норильский завод. Потом плюнул на всех нас, на государство, и сегодня он один из богатейших людей страны. А где сейчас г-н Шумейко, г-н Сосковец – бывшие руководители Совета Федерации и правительства? Пока были во власти, создали себе материальную и финансовую базу. Создали и ушли. Думаю, что наш президент тоже уйдет на Газпром. И видимо, Миллер как раз и держит, греет ему это место.

Я занимался фондом Горбачева. В 1991 году его организовали десять человек: Шеварднадзе, Горбачев,
Яковенко и прочие. Вложили по 10 тысяч рублей. Но уже через неделю на счетах этого фонда было примерно 360 тысяч американских долларов, более 100 тысяч английских фунтов стерлингов, немецких марок, японских иен и прочее. Зарубежные государства через свои структуры, находящиеся здесь, в Москве, и оказали Горбачеву помощь. За что? За разрушение великого государства СССР.
Расплодилась безответственность и безнаказанность в государственной власти. Ведь никто у нас за время пребывания в ней не отчитался. Первый президент помахал рукой: “Я ухожу добровольно, досрочно”. Губернаторы кричали, что они избраны всенародно, и тоже ни перед кем не отчитывались. Не отчитываются и министры.

Еще одному явлению поражался, особенно при Ельцине это было заметно: преступность растет, раскрываемость оставляет желать лучшего, правоохранительная система фактически не срабатывает, как должна срабатывать. Но генеральный прокурор получает звезды, министры – очередные звания, Героев им присваивают. И эта “традиция” перешла по наследству к Путину. Если награждают за провалы – значит, можно так работать. И все уже свыклись, считают, что это нормально.

Подчеркиваю, что одна из наших главных бед заключается в том, что имитация и словоблудие заняли в политике основное место. А большой конкретной работы нет, потому что сегодня к власти пришли люди, которые не заинтересованы в том, чтобы в стране был порядок и велась эффективная борьба с преступностью, чтобы не было нетрудовых доходов и не растаскивалась казна. Это трагедия для страны, для всех нас. Вот и встает в первую очередь вопрос не о преступности, а о власти.

Ответить