2006 год: итоги Реформ Вооруженных Сил

Глава 1.

Состояние и боеготовность вооруженных сил любого государства определяются в первую очередь их оснащенностью современной техникой и вооружением, надежностью управления войсками, уровнем выучки и дисциплины, социальной защищенностью и патриотизмом людей в погонах. Однако и они, в свою очередь, зависят от отношения государства и общества к армии и флоту, от степени развития экономики, оборонного комплекса, образовательного, демографического состояния и нравственных принципов общества. Вооруженные Силы Российской Федерации в этом смысле не исключение, и их нынешнее состояние во многом предопределилось разрушением Советского Союза, его армии и флота.

Что же досталось нам после января 1992 года? Из шестнадцати военных округов, имевшихся на территории СССР, в России оказалось восемь, из которых половину составили округа внутреннего, а не передового базирования. Соответственно, отсюда и более низкий уровень их оснащения. За пределами страны остались тринадцать общевойсковых армий и корпусов, четыре танковые, две ракетные армии стратегического назначения, три армии ПВО, пять воздушных армий. И надо отметить, что это были наиболее подготовленные, первоклассные соединения.

На территории бывших союзных республик размещались многие станции раннего обнаружения и предупреждения, пункты оперативно-стратегического назначения и базы.

В результате предательских Беловежских соглашений Московский военный округ стал приграничным военным округом, поскольку территория российского государства сузилась до таких размеров. И здесь уместно отметить, что до 1991 года воздушным эскадрильям НАТО, чтобы долететь до Москвы, необходимо было преодолеть 1700 километров. Их встретили бы четыре с половиной тысячи советских самолетов и две с половиной тысячи зенитно-ракетных комплексов, не говоря уже о войсках государств Варшавского договора. Сегодня от границы до нашей столицы с северо-западного направления всего 600 километров, она слабо защищена. К сожалению, приходится констатировать, что остаются без надежного воздушного прикрытия и огромные участки российской границы со стороны Каспия, Казахстана. И со стороны Северного Ледовитого океана – тоже.

В угоду военно-политическому блоку НАТО Б. Ельцин в спешном порядке вывел из Восточной Европы, в основном из Германии, одну из самых мощных группировок российских войск, насчитывавшую более 300 тысяч военнослужащих. Эти войска выводились на неподготовленные места дислокации, нередко в открытое поле, были растасканы по регионам страны, а затем фактически прекратили свое существование.
По экспертным оценкам, нынешняя российская армия не в состоянии проводить операции стратегического масштаба, осуществлять крупномасштабную переброску войск в различные регионы не только за пределы страны, но и на внутренней территории. Защиту границ Отечества она сможет обеспечить лишь при незначительной продолжительности боевых действий.

Данный вывод, к сожалению, близок к истине.

Речь идет в первую очередь о том, что военная реформа, о которой политическое руководство страны говорит уже пятнадцать лет, окончательно зашла в тупик. Ее проведение оказалось во многом подменено показухой и обещаниями. Существенного перевооружения армии и флота так и не произошло, как не произошло и необходимого укрепления в них дисциплины и правопорядка, повышения уровня социальной защищенности людей в погонах. О каких ответственных реформах можно говорить, если только после дичайшего избиения рядового Сычева в Челябинском танковом училище президент распорядился провести в войсках организационные и правовые мероприятия по укреплению дисциплины. Почему сейчас, а что делалось раньше, господин президент?

Вооруженные Силы находятся в кризисном состоянии, а вопросы обороны и безопасности страны даже не включены в число приоритетных национальных программ. Это не значит, что надо предать забвению или вытеснить из числа актуальных направлений образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство. Все можно совместить, и ресурсы для этого есть, например, огромные доходы, получаемые от продажи на мировом рынке нефти и газа. Нет только желания и воли политического руководства по-настоящему заниматься тяжелым трудом во благо России.

Офицерский корпус не может понять истинных мотивов и целей, которыми руководствовался президент при назначении на пост министра обороны профессионально не подготовленного и не пользующегося авторитетом в армейской среде С. Иванова. А назначение на должность руководителя атомного ведомства страны дилетанта С. Кириенко, виновного в губительном для российского общества августовском дефолте 1998 года? А ведь речь идет об организации, имеющей непосредственное отношение к обеспечению обороны страны. Похоже, Путин просто насмехается над патриотической общественностью и большинством народа, ибо по тому же Кириенко есть позиция Совета Федерации, которая гласит, что Кириенко как лицо, виновное в дефолте, не может занимать руководящие государственные должности.
Не меньшее удивление вызвало назначение руководителем ведомства по атомному, экологическому и промышленному надзору отставного генерала Пуликовского, который весьма далек от ядерной энергетики. К тому же – не инициативен. Ну, коли не проявил он себя в должности полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе, зачем же такого человека снова ставить на высокий пост?

Остается полагать, что С. Кириенко назначен лишь для того, чтобы растащить атомную энергетику на части и приватизировать ее объекты, а Пуликовский в силу своей безынициативности не станет этому противиться.

Складывается впечатление, что президент боится честных, искренних людей, тем более знающих свое дело, так как их талант, их звезды ярко горят на небосклоне. Вот почему руководство страной ныне сформировано по принципу кумовства, личной преданности и угодливости начальнику. Такой подход укоренился и при формировании кадрового состава всех министерств и ведомств.

В подтверждение сказанного сошлюсь на рапорт об отставке боевого и талантливого генерала, патриота своей Родины Александра Скородумова, отвечавшего за боевую подготовку Вооруженных Сил России. В нем он отметил: “…армии больше не требуются профессионалы… Не хочу служить, если на должности у нас выдвигаются не по заслугам, а по знакомству”. А я бы добавил: и за деньги. И еще маленький штрих: министр С. Иванов отказался принять и выслушать умного и знающего генерала.

Офицерский корпус не может понять, почему в созданную президентом Общественную палату не был включен ни один представитель от ветеранов войн, военной службы или военных общественных организаций. Кто же представляет там его интересы? Никто. Это значит, что государство во многом безразлично к нуждам армии и флота.

Глава 2.

У нас есть все основания утверждать, что провальное положение в Вооруженных Силах во многом стало результатом некомпетентности высшего военного руководства. Незнание дела публично демонстрирует С. Иванов, больше увлеченный саморекламой, чем заботой об армии и флоте. Значительная часть руководящего кадрового состава Министерства обороны и Генерального штаба не имеет практического опыта командования войсками в масштабе оперативно-стратегического объединения.

Идя наповоду у американской администрации, определившей международный терроризм с исламским оттенком как главную угрозу человечеству, российское руководство фактически перестало готовить армию и флот к отражению возможной широкомасштабной агрессии, откуда бы она ни исходила. Вооруженные Силы все больше применяются для выполнения полицейских функций в разрешении внутренних конфликтов.

Престиж и авторитет военной службы оказались серьезно подорванными. У солдат и офицеров отняли главный смысл ратного труда – быть защитником Отечества и обеспечивать мирную созидательную жизнь людей. Вместо этого их заставили в октябре 1993 года стрелять в законодательную власть, вести гражданскую войну в Чеченской Республике. Видимо, поэтому система обороны от внешнего нападения строится без учета закономерностей и особенностей ведения современных войн.

Состоявшийся в Государственной Думе в январе 2006 года отчет руководителя оборонного ведомства подтвердил самые худшие опасения: у правительства отсутствуют продуманные экстренные меры по поддержанию Вооруженных Сил. Именно экстренные, ибо армия и флот деградируют на глазах, и любое промедление смерти подобно. Поэтому всякие заявления о решении насущных вопросов обороны страны через десять–пятнадцать лет носят недопустимо опасный характер. Через пятнадцать лет авторов подобных прожектов уже не окажется в военном ведомстве, и за конечные результаты не с кого будет спросить. За пять последних лет сменились два премьера, два министра обороны и два начальника Генерального штаба РФ. Не говоря уж о постоянной сменяемости командующих видов и родов войск. К тому же безответственность и распущенность сановников самого высокого ранга поразили государственную власть, как ржа.

По экспертным оценкам, к 2012 году ядерный потенциал России по сравнению с 1991-м уменьшится в 600 раз. За это же время американцы сумеют развернуть практически все новейшие системы вооружения, в том числе более ста тысяч высокоточных крылатых ракет. Их система ПВО сможет перехватить не менее 70 процентов наших ракет, оставив нам возможность доставить на территорию США не более пяти, в лучшем случае – десяти ядерных зарядов.

Западный мир, а вместе с ним Китай и Индия вооружаются достаточно интенсивно. До вступления в 2004 году в НАТО новых государств на западном направлении со стороны альянса были развернуты 41 дивизия и 86 бригад, в России им противостояли 4 дивизии и 5 бригад. На Дальнем Востоке США и Япония имеют 15 развернутых дивизий, мы – ни одной. Против 109 дивизий Китая в Забайкальском военном округе развернута только одна дивизия.

На этом фоне отношение политического руководства страны к реформированию российских Вооруженных Сил выглядит удручающим и беспечным. И через десятилетия президент и правительство окончательно не определились в сути военного строительства, в вероятности военной угрозы, в главном возможном противнике. А ведь время может быть упущено окончательно и бесповоротно.

Глубоко заблуждаются те, кто считает, что нам сегодня никто не угрожает и война исключена. Напомню, что после Куликовской битвы Россия, Советский Союз провели в военном противостоянии и открытых войнах более трехсот лет. Нападали на нашу Родину и тогда, когда она была феодальной, и тогда, когда капиталистической, и тогда, когда социалистической. Однако всегда целью агрессоров были наша территория, национальные богатства страны и ее население. И сегодня, в условиях капиталистической глобализации, схватки за обладание энергетическими и природными ресурсами, когда “золотой миллиард” жирует на эксплуатации и грабеже остальных пяти миллиардов человечества, именно Россия с ее природными ресурсами была и будет первоочередным объектом нападения. Почему? Ответ – на поверхности. Страна, занимающая 12 процентов суши планеты, на которой проживает 3 процента населения мира, располагает 22 процентами всех лесов, 20 процентами мировых запасов пресной воды, 16 процентами разведанных минеральных ресурсов, 32 процентами мировых запасов газа, 12 процентами мировых запасов нефти, 28 процентами мировых запасов угля, 36 процентами мировых запасов никеля, 40 процентами мировых запасов металлов платиновой группы…

Кто вероятный агрессор? Тот, кто в этих ресурсах нуждается больше всего. Это блок НАТО, основу которого составляют страны “золотого миллиарда” во главе с Соединенными Штатами Америки. Об этом надо говорить прямо. Ведь не случайно политическая ведьма “холодной войны”, бывший госсекретарь США госпожа Олбрайт, уже высказала сожаление по поводу того, что Сибирь принадлежит только России. Вместо адекватного реагирования на подобные высказывания российское Министерство обороны настойчиво втягивает агрессора в нашу страну, проводя с натовцами совместные учения, семинары. Размещая свои представительства в учебных заведениях, натовцы формируют новую “пятую колонну” из российских агентов влияния и прочих прихвостней.

Приведу и другие доказательства. Не кто иной, а блок НАТО отказался от роспуска после ликвидации Организации Варшавского договора. Нас всех должны глубоко тревожить и продвижение НАТО на восток, и окружение России кольцом военных баз, и ежегодный рост военного бюджета США, который составляет около полутриллиона долларов (в 2005 году – 419 миллиардов), и отказ США от взаимного с нами сокращения ядерных арсеналов.

Какой будет возможная война XXI века? По мнению специалистов, воздушно-космической. Начнется она, скорее всего, ударом из космоса по пунктам управления и объектам жизнеобеспечения государства, продолжится высокоточными ракетно-бомбовыми ударами по войскам и предприятиям оборонной промышленности и завершится оккупацией территории сухопутными войсками. Так НАТО уничтожала Югославию, вела и ведет войну в Ираке и Афганистане, готовит агрессию против Ирана. Государство, подвергшееся названному нападению, должно быть способно не только отразить массированный воздушно-космический удар, но и нанести ответный с невосполнимыми для противника потерями.
Готовы ли Вооруженные Силы России к такой войне? Нет, не готовы. Мы уже не имеем надежных стратегических ядерных сил и фактически беспомощны перед нападением из космоса.

В современных Вооруженных Силах России нет единого оперативного руководства ни оборонительными, ни наступательными силами. Жизнь диктует необходимость вернуться к их четырехвидовой структуре, оправдавшей себя.

Глава 3.

Как считают независимые военные эксперты, имеющие большой опыт службы, четырехвидовая структура ВС должна включать:

  1. Систему Воздушно-космической обороны, состоящую из войск ПВО и войск Ракетно-космической обороны (РКО). Это особенно важно в условиях, когда США заявили о размещении своих военных баз на территории Чехии, Польши, а дальше – на территории Прибалтийских государств и других бывших союзных республик.
  2. Стратегические и оперативно-тактические авиационно-ракетные ударные силы, состоящие из ВВС, РВСН всех видов базирования и перемещения.
  3. Оперативно-тактические сухопутные силы.
  4. Оперативно-тактические военно-морские силы.

На базе четырех видов ВС создаются и соответствующие стратегические командования.
Вместо этого в стенах военного ведомства прорабатываются вопросы строительства армии и флота по территориальному принципу. Идея не нова. Ее в свое время предлагал Лейба Троцкий для Красной Армии, но она тогда была обоснованно отвергнута умными людьми. Еще сейчас делается попытка слепого копирования практики строительства армии и флота США, в которых преобладают карательные функции.
Социальная защищенность военнослужащих находится на очень низком уровне, она ни в какое сравнение не идет с защищенностью гражданских чиновников. Такое положение не наблюдалось ни в царское, ни в советское время. Около 160 тысяч офицеров, прапорщиков и мичманов остались без жилья. Почти у 40 процентов военных пенсионеров доходы ниже прожиточного минимума. Правительство откровенно цинично игнорирует требование федерального законодательства об обязательном перерасчете пенсий, исходя из реального увеличения стоимости продпайка. Только в 2000 – 2005 гг. ежемесячно каждому военному пенсионеру недоплачено около 1200 рублей, а общая задолженность государства перед ними превысила 60 – 70 млрд. рублей.

И это не все. Обман и ущемление насущных интересов военных пенсионеров простираются и по другим направлениям. К примеру, многие из них, уйдя со службы, работают на “гражданке”, получают заработную плату, которая облагается, конечно же, налогами, отчислениями в Пенсионный фонд. Однако это никак не сказывается на увеличении размера их пенсий. Зато правительство и Пенсионный фонд имеют дармовые деньги.

В результате падения авторитета военной службы, низкой социальной защищенности людей в погонах в армии и на флоте мы получили сорокатысячный некомплект офицеров. Эта брешь куда больше той, которая образовалась в армии в результате так называемых сталинских чисток. Какова же реакция Верховного главнокомандующего? Мягко говоря, далеко не адекватная.

Обещанное президентом повышение денежного довольствия военнослужащим и военных пенсий с 1 января 2006 года на 15 процентов оказалось очередным обманом: разве можно такими подачками перекрыть темпы роста инфляции и дороговизны жизни? Только увеличение тарифов по ЖКХ составило 30 – 40 процентов, электроэнергии – 20 процентов, цены на продукты питания в 2005 году выросли более чем на одну треть, бензин подорожал на 15 процентов, проезд на муниципальном транспорте стал дороже на 20 процентов. Фактически денежное содержание и пенсии не увеличили, а убавили на пятнадцать и более процентов. Поэтому бегство офицеров из армии продолжается. В этой ситуации нельзя молчать.

Президент и правительство постоянно твердят, что из-за нехватки средств они не могут надежно укрепить армию и флот. Но как можно согласиться с формированием огромного российского Стабилизационного фонда за счет покупки ценных бумаг американских компаний и размещением его за пределами нашей страны? Допустимо ли увеличивать золотовалютные резервы в основном опять-таки за счет тех же самых американских ценных бумаг, не подкрепленных государственными гарантиями США? Это опасная и вредная для нашей экономики, страны в целом финансовая политика. Мы вывезли свою валюту за рубеж и обменяли ее на бумаги компаний, которые в одночасье могут исчезнуть. Нельзя мириться с разбазариванием принадлежащих государству 13,4 млрд. долларов США, потраченных на покупку у Р. Абрамовича и его команды разваливающейся компании “Сибнефть”, которую они в свое время приобрели за 100 млн. долларов. Деньги, подаренные, словно шуба с царского плеча, Р. Абрамовичу, составляют почти 60 процентов оборонного бюджета 2006 года.

Поэтому мы вновь заявляем, что высказывания президента и правительства об отсутствии денег являются обманом народа. Денег в России больше, чем в каком-либо ином государстве. Их в огромном количестве получают от хищнической эксплуатации природно-сырьевых, топливных, иных ресурсов. Однако в условиях разгула дикого капитализма чаще всего деньги достаются не тем, кто работает и служит Отечеству, а тем, кто паразитирует на нашей экономике. И речь идет не только о миллиардах долларов абрамовичей и фридманов, вексельбергов и дерипасок. По экспертным оценкам, и, на наш взгляд, совершенно верным, каждый член правления РАО ЕЭС или ОАО “Газпром”, а их несколько десятков, на свое месячное денежное вознаграждение может содержать около ста командиров полков. И о каких государственных приоритетах можно говорить, когда интересы личного кармана оказались превыше проблем обороны и безопасности России? Какие еще нужны аргументы, если из-за унизительного социального положения в армии и на флоте образовался огромный некомплект офицеров? Он коснулся всех войсковых частей, в том числе и элитных. В ротах осталось по два-три офицера, а то и того меньше.

Пора бы задуматься над тем, что важнее: национальная безопасность или растлительное богатство небольшой кучки людей? Вопрос вполне закономерен, ибо определяется он не только внутренним положением в стране, но и внешней геополитической ситуацией. Сегодня Россия словно повторила свое прошлое и вернулась в начало ХХ века, когда она с позором проиграла Русско-японскую войну, а затем понесла огромные потери в Первой мировой. Тогда, как и сейчас, не хватало денег на вооружение и содержание армии и флота, а огромные богатства находились в руках царской семьи, приближенных императора и кучки магнатов. Тогда страна не выдержала циничного развращения “верхов”, вопиющей социально-экономической несправедливости и рухнула. В XXI веке это может повториться снова.

Несмотря на длительный период самостоятельного развития, Российская Федерация, сохранившая за собой 76 процентов территории и более 50 процентов населения СССР, фактически так и не восстановила статус великой державы и воспринимается в мировой политике в качестве второстепенного государства, с ослабленным военно-политическим и экономическим потенциалом. И если “семерка” ведущих государств мира присоединила к себе Россию, то только для того, чтобы более жестко контролировать ее поведение и вести в русле своих геополитических интересов.

Глава 4.

Однако и после прекращения конфронтации двух мировых систем (социалистической и капиталистической) роль Вооруженных Сил в решении политических проблем не уменьшается. Это подтвердили события, связанные с варварской натовской бомбардировкой и расчленением Югославии, с американской агрессией в отношении Ирака, Афганистана.

Нам же, к сожалению, приходится констатировать, что за перестроечный период страна резко снизила свой экономический, оборонный потенциал и во многом утратила позиции одной из ведущих мировых военных держав.

Следует отметить, что только за время ельцинского правления Россия потеряла до 42 процентов своего экономического потенциала, тогда как за годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов эти потери в СССР составили чуть более 20 процентов.

Через пятнадцать лет так называемых реформ экономика страны так и не вышла на уровень 1990–1991 годов. Продолжается деградация ее базовых отраслей – тяжелой индустрии, машиностроения, энергетики. На протяжении десятка лет неуклонно снижается производство машин, станков и другого важного оборудования, рушится металлургическое производство. Почти потеряно отечественное сельхозмашиностроение. Сейчас аграрный сектор нуждается в разовой замене миллиона тракторов, а в ушедшем году промышленность произвела лишь 4,1 тыс. тракторов на гусеничном ходу и 4,5 тыс. – на колесном.

Армия и флот связаны с обществом и экономикой сотнями нитей, кровеносных сосудов, их питающих. Так что же Вооруженные Силы могут почерпнуть и черпают из общества?

Картина, как уже отмечалось, далеко не радужная, я бы сказал – гнетущая. Дополню, что с 1992 года численность населения страны постоянно сокращается. Общие людские демографические потери составили более 15 млн. человек. Смертность превысила рождаемость почти в два раза. Только в прошлом году убыль населения составила около одного миллиона человек. Количество школьников за время путинского правления сократилось на 5 млн. человек. В стране 700 тысяч безнадзорных детей, свыше 6 млн. наркоманов. Регистрируется более 3 млн. преступлений, в том числе 30 тысяч умышленных убийств (это в 1,5 – 2 раза больше, чем в Советском Союзе). В местах лишения свободы постоянно содержится свыше 1 млн. осужденных.

Сегодня только 17 процентов населения страны имеет высшее образование. В армию приходят лица, которые не способны прочитать и выучить военную присягу. Привожу эти страшные цифры не для того, чтобы оправдать “дедовщину”, а для того, чтобы всесторонне выявить причины ее болезни и точно определить курс лечения.

Вооруженные Силы России во многом еще держатся на фундаменте Советского Союза, на созданном им военном потенциале, хотя запасы неумолимо иссякают. Реформирование в Вооруженных Силах в основном свелось к механическому сокращению численности состава, без существенного перевооружения армии и флота, усиления авторитета и значимости ратного труда, без повышения социальной защищенности военнослужащих.

Западу через свою “пятую колонну” идеологов так называемых демократических перемен удалось внушить президентам, и в первую очередь Б. Ельцину, хорошо сдобренную “благими” намерениями преступно ошибочную догму об отсутствии недругов у России. Это в значительной мере и предопределило плачевное состояние армии и флота. К сожалению, и нынешнее руководство страны, президент, министр обороны продолжают оставаться в плену этой догмы, забывая или недопонимая, что сильные Вооруженные Силы – это не только надежная защита Отечества, но и веский аргумент во внешнеполитической, экономической, торговой и иной международной деятельности.

Президенты, глубоко не задумываясь, шли на любые предложения натовцев по сокращению Вооруженных Сил, ликвидации наших военных баз за пределами страны. Начиная с 1992 года Россия сняла с боевого дежурства более шести тысяч ядерных боеголовок, уничтожила свыше пятисот баллистических ракет и почти столько же пусковых установок. Из строя выведены около ста стратегических бомбардировщиков и три десятка подводных лодок, имевших на борту ядерное оружие. За последние два года сокращено пять ракетных полков, расформированы Карталинская и Костромская дивизии с фактически неуязвимыми железнодорожными стратегическими ракетными комплексами. И этот перечень сокращений можно продолжать и продолжать.

Наши стратегические ракетные комплексы РС-18 и РС-20 с непревзойденными характеристиками фактически исчерпали свои технические возможности по нахождению на боевом дежурстве. В то же время оказалась сорванной программа перевооружения ядерных сил на ракеты “Тополь”, “Тополь-М”. Причиной тому во многом стала отмена федерального закона об особом порядке финансирования разработок и строительства стратегических ракет. Инициаторами этой отмены выступили президент и правительство страны.

Мощь отечественных ядерных сил намного ниже возможностей ядерных сил США, и не в последнюю очередь из-за того, что натовские военные базы опоясали весь периметр наших границ. Мы осознаем, что Россия не может содержать Вооруженные Силы, равные Вооруженным Силам СССР. Но армия и флот должны быть мобильными, хорошо оснащенными современным оружием и боевой техникой, способными решить поставленные задачи далеко за пределами Российской Федерации.
Что в этом плане мы имеем на сегодняшний день?

Глава 5.

В Военно-воздушных силах исправность самолетного парка не превышает 50 процентов. За последние шестнадцать лет там не получили ни одного современного стратегического ракетоносца.

2006 год стал черным годом для военной авиации. Катастрофы следовали одна за другой.
ВВС теряли и продолжают терять летчиков и дорогостоящую технику. И это в мирное время. Дичайший случай, когда самолет главкома ВМФ А. Масорина загорелся на взлетно-посадочной полосе. Только самоотверженность экипажа позволила спасти жизнь талантливого адмирала и преданного Отечеству человека.

Самолет главкома можно сравнить со всеми Вооруженными Силами – внешне целый, но изнутри разваливается.

Количество зенитно-ракетных комплексов ПВО сократилось в четыре раза, и это сокращение нельзя оправдать повышением поражающей способности наших систем, ибо более 70 процентов радиолокационных комплексов и радиотехнического оборудования в частях ПВО выработали установленные ресурсы. А как утверждают военные специалисты, можно иметь гору оружия, ядерных зарядов, но оказаться абсолютно уязвимым во всех отношениях.

По большому счету, президенты России совершили тягчайшее преступление перед страной, ликвидировав существовавшие ранее системы противокосмической, противоракетной защиты и войска ПВО как вида Вооруженных Сил.

Сухопутные войска находятся в еще более плачевном состоянии. В них преобладают устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического назначения, а доля артиллерии составляет почти 80 процентов всего вооружения. Значительная часть бронетанковой техники изношена до предела.
В Военно-морском флоте остался единственный авианосец “Адмирал Кузнецов”, но и тот в плачевном состоянии. Существовавшие ранее флотилии подводных лодок сокращаются до дивизий и отдельных бригад. По боевым возможностям российский флот на Балтике уступает в два раза шведскому и финскому флотам, в четыре раза – немецкому; на Черном море – в три раза турецкому, в шесть-семь раз – флотам Франции и Англии, не говоря уже о двадцатикратном превосходстве над нами американского флота. Выходы наших кораблей в открытое море стали редким явлением, а дальние походы составляют печальное исключение. Боевые корабли чаще всего стоят на приколе в базах, потихоньку приходя в негодность. Подводные ракетоносцы без надежного прикрытия и сопровождения становятся уязвимыми и не способны эффективно выполнять боевые задачи.

Фактически утрачен вспомогательный флот, без которого боевые корабли и их экипажи в случае войны или чрезвычайных ситуаций обречены на гибель, что и произошло с АПК “Курск”.

Надо признать, что за последние два года стали приниматься некоторые меры по укреплению Вооруженных Сил страны. Но они оказались слишком запоздалыми и далеко не адекватными.
При всех популистских заявлениях Верховного главнокомандующего и правительства о существенном увеличении военного бюджета он не превысил 2,5 – 2,7 процента объема валового внутреннего продукта, вместо положенных 3,5 процента. Что касается денежного суммарного увеличения, то оно в первую очередь связано с ростом инфляции, галопирующими ценами на энергоносители и продовольствие.

Невозможно повысить боеготовность армии и флота, когда 80 процентов бюджета Министерства обороны тратится на их содержание и менее 20 процентов – на боевую выучку. По этим, например, причинам налет летчика составляет всего 15 – 20 часов при средних необходимых нормах в 160 – 180 часов в год.
Президент и министр обороны заявили, что 2006 год будет переломным, оборонный заказ окажет существенное влияние на обновление Вооруженных Сил. В них намечено поставить шесть межконтинентальных баллистических ракет, шесть космических аппаратов и двенадцать ракет-носителей. Также обещано закупить тридцать один танк Т-90 (один батальонный комплект), сто двадцать пять бронетранспортеров, три тысячи семьсот автомобилей многоцелевого назначения. Но и эти поставки будут исполнены не более чем наполовину. Сужу об этом по практике прошлых лет и многим несбывшимся обещаниям.

Чтобы не быть голословным, отмечу, что при той же бравурной риторике Верховного главнокомандующего за пять лет его правления в войска поступило всего лишь пятнадцать танков Т-90, сорок бронетранспортеров (БТР-80), двадцать четыре самолета СУ-27, два ударных ночных вертолета МИ-28Н, два ударных вертолета КА-50, несколько штук ЗРК С-300 и в небольшом количестве иное вооружение.

За эти же пять лет Индия (страна “третьего мира”) приобрела для своих вооруженных сил триста современных танков, в том числе сто двадцать четыре танка Т-90, двести пятьдесят новейших самолетов и сто пятьдесят самолетов, прошедших модернизацию, более восьмидесяти боевых вертолетов, пять надводных кораблей, включая авианосец, и три подводные лодки.

Глава 6.

К сожалению, Вооруженные Силы страны во многом базируются на системах управления вооружения и военной техники, разработанных еще в 70 – 80-х годах прошлого столетия. Огромные, а порой и невозвратные потери мы понесли в военно-промышленном комплексе, который длительное время находится в состоянии существенного недофинансирования, а различные задолженности предприятий прошлых лет не позволяют им подняться с колен и стать прибыльными. Катастрофического уровня достиг моральный и физический износ научно-производственной базы “оборонки”. Продолжается резкий отток высококвалифицированных специалистов. Средний возраст людей в науке ВПК составляет шестьдесят лет. А она, наука “оборонки”, в СССР всегда находилась на передовых позициях и была генератором всей научной жизни страны.

Военно-промышленный комплекс подвергся жесточайшему расчленению и приватизации, искусственному банкротству и распродаже за бесценок, в том числе и зарубежным фирмам. Достаточно упомянуть о плачевной судьбе таких гигантов, как Балтийский завод, Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, Московский вертолетный завод им. М.Л. Миля, Воронежский завод “Электроприбор”, Тульский ЦНИИ систем управления и многих других.

Иностранцы, к нашему стыду, имеют блокирующие пакеты акций в ОАО “АНТК им. Туполева”, Саратовском ОАО “Сигнал”, в ЗАО “Евромиль” и т. д. А совсем недавно немецкая компания “Сименс” скупила блокирующий пакет, 25 процентов акций, уникального российского объединения “Силовые машины” – гордость нашей страны.

Знает об этом президент страны? Уверен, знает, ведь каждый год ему на стол кладут список предприятий, подлежащих приватизации, в том числе и в оборонном комплексе. Но вместо обеспокоенности и принятия мер по спасению ВПК приходится наблюдать удивительное равнодушие и беспомощность государственных чиновников разного уровня. Понятно, что А. Греф и А. Кудрин, самые устойчивые министры в российском правительстве, никогда не были и не станут действительными патриотами России. Но почему гарант Конституции терпит их нахождение на ключевых постах управления страной? Почему судьбой “оборонки” по-настоящему не обеспокоен министр обороны С. Иванов?
Вооруженные Силы в ближайшее время станут испытывать дефицит в боеприпасах, а в случае крупномасштабной агрессии их запасов хватит, как утверждают специалисты, не более чем на два дня интенсивных боевых действий.

В этой связи весьма характерной является ситуация с банкротством ФГУП “Машиностроительный завод им. Ф.Э. Дзержинского” в г. Перми, занимавшегося изготовлением боеприпасов для военной авиации. За несколько лет у предприятия накопилась общая задолженность около 500 млн. рублей, в значительной мере опять по вине государства, не обеспечившего своевременного финансирования оборонного заказа. Инициаторами же банкротства стали не кто-нибудь, а муниципальное предприятие “Пермводоканал” и ООО “Новая городская инфраструктура Прикамья”, дочернее предприятие водоканала. Их претензии составили не более 5 процентов всей кредиторской задолженности. Машиностроительный завод обладает значительным имуществом, обращение взыскания на малую часть которого в рамках исполнительного производства позволило бы удовлетворить просьбы заявителей в полном объеме. Но они отказались от этого, и определением Арбитражного суда Пермской области от 10 марта 2006 года была начата процедура банкротства.

Такова действительность, при которой оказалось, что некому защитить государственные интересы. Министерство промышленности и энергетики расписалось в собственном бессилии, заявив, что вопрос о гарантиях Российской Федерации по обязательствам стратегических предприятий и организаций ВПК – исполнителей государственного оборонного заказа в законодательном порядке не урегулирован. Вот и все. А почему не урегулирован, почему правительство не вошло в Госдуму с законодательной инициативой? Не успели или не захотели? Скорее всего, не захотели, ибо не все еще приватизировано и растащено.
Значит, пусть армия и флот останутся без оружия и без боеприпасов, пусть вся “оборонка” пойдет с молотка и пусть банкротят ее “прихватизаторы” под вывеской банно-прачечных комбинатов, туалетных служб и прочих бытовок?! И ведь нет никакой гарантии, что машиностроительный завод в конце концов не окажется в руках зарубежных фирм.

Подобного в нормальном государстве не происходит. Значит, наша государственная власть, мягко говоря, не способна управлять страной, и ее необходимо немедленно вместе с президентом и его преемниками убрать с политического олимпа, ибо такая власть ведет наше общество к большой беде.

В связи с этим отмечу и еще одну особенность – агрессия Антанты в 1918 году против молодой Советской республики определялась не только и не столько тем, что мировой капитал не хотел появления на свет государства с новым общественно-политическим строем, сколько стремлением защитить свою огромную собственность, которую он имел в царской России. Вот и сегодня президент и его команда, опасаясь возврата действительно народной власти, распродают и отдают (конечно, не бескорыстно) нашу собственность иностранным государствам, чтобы те стали еще одним гарантом российской криминальной власти.

К сожалению, нынешний отечественный ВПК способен производить чуть более половины комплектующих изделий для военной техники. С такими показателями трудно пережить один, и даже не самый мощный, удар по нашим Вооруженным Силам.

Глава 7.

Резко сокращается уровень профессиональной подготовленности офицеров. Подорваны фундаментальные основы военной науки. Со ссылкой на недостаточное финансирование Министерство обороны уже ликвидировало десятки прославленных военно-учебных заведений, пользовавшихся уважением далеко за пределами нашей страны. Военные академии изгоняются из Москвы, а это обязательно повлечет за собой потерю научного потенциала, что, в свою очередь, скажется на уровне выучки войск. Теперь офицерский состав пополняется выпускниками гражданских вузов, совершенно не подготовленными к ратному труду. Пойдет и дальше так дело, не удивлюсь, что придется нам посылать офицеров на учебу за рубеж. Вот вам готовые агенты влияния НАТО, только уже в российских погонах.

Меняется мотивация военной службы, нарастает прагматизм, не подкрепленный патриотическими убеждениями. Он формирует у некоторой части воинов психологию наемников, сеет цинизм и жестокость. Идет процесс разрушения коллективистских основ ратного труда, которые всегда были присущи нашим Вооруженным Силам.

В армии, кроме “дедовщины”, участились случаи избиения подчиненными своих начальников, принуждения их к выполнению действий вопреки интересам службы.

Наметилось опасное расслоение армейской среды по национальным и религиозным признакам, чему в немалой степени способствовали факты недопустимого проникновения в Вооруженные Силы всякого рода священнослужителей. Россия – многоконфессиональная страна. Однако никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства. Кажется, все это четко и ясно прописано в российской Конституции. Однако бывший генеральный прокурор РФ В. Устинов, выступая на одной из коллегий российской прокуратуры, в присутствии президента заявил, что для наведения порядка и дисциплины надо приглашать в войска священнослужителей. И президент его не одернул. Видимо, армию хотят окончательно расчленить по религиозным, национальным группам, превратив в богадельню.

О глубоких и опасных процессах нравственного и духовного разложения, идущих в Вооруженных Силах, свидетельствует тот факт, что во время боевых действий в Чеченской Республике военнослужащие совершили более пятнадцати тысяч преступлений. И надо отметить, что чаще всего – против своих же граждан. В местах лишения свободы и поныне содержатся свыше пяти тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, привлеченных к участию в спецоперациях на Северном Кавказе в период с 1994 года. В 2005 году в Вооруженных Силах было совершено более двадцати тысяч преступлений, погибли тысяча триста военнослужащих.

Пятнадцатилетнее “реформирование” Вооруженных Сил фактически обернулось пустой говорильней. Нынешняя власть, определив главную угрозу для себя в обездоленном и ограбленном российском народе, не ориентирована на создание надежных Вооруженных Сил, способных эффективно противостоять любой внешней агрессии. Защищая крупный капитал, она не намерена отстаивать интересы людей труда, решать их насущные проблемы. Из всего этого следует один вывод: России такая власть не нужна. В этой ситуации патриоты должны теснее сплотить свои ряды, проявить решительность, готовность идти на самопожертвование, чтобы защитить свой народ, наше Отечество.

Президент и правительство нормального языка в общении с народом не понимают, поэтому необходимы массовые акции протеста.

Мы должны донести тревогу и обеспокоенность, наши предложения до людей в погонах, заставить их встряхнуться и активнее отстаивать свои политические и социальные права.

 

Ответить