Все отдано на откуп оперативным работникам

В Государственную думу поступил на рассмотрение законопроект о внесении изменений в закон “О ФСБ” и в Кодекс РФ об административных правонарушениях, которые предполагают существенное расширение полномочий сотрудников спецслужб в отношении рядовых граждан. Инициатором таких поправок выступил коллективный орган – правительство РФ. Основной посыл законодательных изменений сводится к тому, чтобы наделить сотрудников ФСБ правом превентивных шагов в отношении граждан, только помышляющих о неких действиях, которые, по мнению спецслужб, могут принять форму протеста, неугодную властям.

С такими инакомыслящими и призваны вести “профилактическую работу” бойцы невидимого фронта. Насколько правомерно и актуально перенесение практики советского КГБ в реалии современного российского общества – на этот и другие вопросы “НИ” отвечает заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному
строительству Виктор ИЛЮХИН.

– Виктор Иванович, чем, на ваш взгляд, вызвана необходимость принятия поправок к закону о ФСБ именно сейчас?

– Истинные причины в том, что правительство обеспокоено – ни одна социально- экономическая программа по-настоящему не выполнена. Экономический кризис очень дорого обошелся для россиян. Рост цен на коммунальные услуги неимоверен. Пенсионер сегодня получает пенсию в пять тысяч рублей, четыре тысячи из которых ему надо отдать за оплату коммунальных услуг. А как и на что тогда жить? Военным пенсионерам также не
проиндексировали пенсии. А цены на продукты питания возросли. Если возникнет массовый протест, то правительству несдобровать. Официально объявили о шести с половиной млн. безработных, но в это трудно поверить. На самом деле уровень безработицы в полтора-два раза выше. Вот то, что больше всего сейчас тревожит правительство.

– То есть это опасение массового социального протеста со стороны населения?

– Да, это опасение социального взрыва. Отсюда и стремление объявить всех выступающих с критикой экстремистами.

– Наказание только за намерение участвовать в чем-то напоминает о сталинских временах, когда любого человека могли загнать в ГУЛАГ только за мысль о сопротивлении советской власти. Просматривается здесь и практика “профилактической работы” КГБ с диссидентами, которая широко использовались во времена Андропова.

– Предостережения в Советском Союзе выносила только лишь прокуратура. Но предупреждения выносились за совершенное преступление, или в связи с готовящимися преступлениями, или в связи с нарушениями действующего законодательства. И к тому же прокуратура имела совокупность имеющихся доказательств. Сегодня все отдается на откуп силовым структурам. Как определить, когда экстремизм начался и когда он закончился? А если
он не закончился, то за что тогда нужно применять административное наказание? Но так ведь можно дойти и до уголовной ответственности в случае повторного нарушения законодательства после применения административного взыскания.

– Теперь, в случае принятия поправок, лишь намерение граждан выйти на митинг с требованием снижения тарифов ЖКХ может быть расценено спецслужбами как посягательство на государственные устои?

– А почему нет? А уж если кто-то на митинге выступил и заявил, что правительство не справляется со своими обязанностями, погрязло в коррупции и долой это правительство. Вот вам и экстремизм. А с другой стороны, что такое экстремизм? Понятие экстремизма ни в правовой науке, ни в политологии не разработано. Этого понятия просто нет. А вот за участие в экстремистских организациях, за пособничество экстремизму, уголовная и административная
ответственность существует. Все поставлено с ног на голову. Все отдано на откуп оперативным работникам. В советское время предупреждения за антисоветскую деятельность действительно объявлялись. И такая аналогия просматривается. Но даже тогда предупреждение выносила только прокуратура.

Сегодня это все просто переплюнули. Сейчас за общественную позицию, за
политическую деятельность любого гражданина можно легко объявить экстремистом.

Предупреждение может получить любой, кто критикует власть. Вот напечатаете мое интервью, а потом объявят, что Илюхин – экстремист.

Надежда КРАСИЛОВА, Анатолий ДМИТРИЕВ

Ответить